Skip to content

Вспышка молнии Рексанна Бекнел

У нас вы можете скачать книгу Вспышка молнии Рексанна Бекнел в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Слова отца прозвучали для Эбби как гром среди ясного неба. Выслушав немилосердный приговор отца, девушка так и осталась стоять с открытым ртом. Последние слова с откровенностью обнажили позицию отца в отношении Эбигэйл, но девушка была слишком ошеломлена, чтобы продолжать беседу.

О своей жизни в юности мама почти ничего не рассказывала. Еще меньше рассказывал папа. И теперь услышать об их первой встрече такое… Эбби была потрясена. Роберт Блисс провожал взглядом удаляющуюся фигуру дочери, и сердце его сжималось от дурного предчувствия.

Он начал понимать, что одного переселения в Орегон недостаточно. Выдать дочь замуж за порядочного человека — вот что значительно надежнее переезда! Это самая лучшая защита для его девочки. А кто может стать более надежным защитником для нее, чем молодой идеалист-священник?! Мистер Блисс сунул трубку в рот и сокрушенно вздохнул, когда оказалось, что огонь уже давно потух.

Каждый мускул его тела ныл и мучительно сопротивлялся, когда Роберт Блисс с трудом опустился на корточки возле затухающего костра, чтобы разжечь трубку.

Путешествие в штат Орегон будет для него проверкой на прочность. Бывший учитель был полон решимости достойно пройти через все испытания. Он согласился бы на все, даже пересек бы пустыню с раскаленным песком босиком, лишь бы спасти Эбигэйл, свою девочку, от ее дедушки Вилларда Хогана.

Двадцать один год прошел со дня их последней встречи, но старик не изменился ни на йоту. Он по-прежнему был упрямым и жадным и по-прежнему пытался держать под контролем каждый шаг членов своей семьи. Кем он никогда не помыкал, так это Маргарет. Об этом позаботился он, Роберт Блисс. И внучку Хогану не удастся взять в свои ежовые рукавицы. Прикурив, мистер Блисс уселся поудобнее и запыхтел трубкой. Виллард Хоган был против того, чтобы его единственная дочь вышла замуж за бедного школьного учителя.

Роберт, действительно, сначала принимал Маргарет за легкомысленную, разодетую в дорогие наряды пустышку, голова которой занята сплетнями, а ноги танцами до упаду. Виллард Хоган считал, что его дочь должна стать призом в красивой обертке, который достанется тому, кто сможет быть достойным компаньоном Вилларда в бизнесе. Но, к удивлению Роберта, Маргарет оказалась обладательницей проницательного ума и тонкой чистой души.

Как только Роберт понял это, он решил жениться на девушке. Хоган постарался разрушить планы молодых. Он отправился в Нью-Йорк, Бостон и Филадельфию, полагая, что развлечения и шикарная жизнь отвлекут дочь и ослабят ее привязанность к Роберту. Вспоминая об этом, мистер Блисс думал о том, что тесть никогда не мог оценить, какой бесценной жемчужиной была Маргарет.

Девушка вернулась в Чикаго, твердо убежденная в том, что хочет выйти замуж за своего бедного учителя. Именно тогда Виллард Хоган и совершил роковую ошибку: Он был уверен, что угроза отрезвит ее, но, как всегда, Хоган недооценил Маргарет. Роберт и Маргарет обвенчались тайно. Неделю спустя Маргарет отправила отцу письмо, надеясь наладить отношения, однако письмо вернулось нераспечатанным. Сердце Маргарет разрывалось от горя, но упрямец-отец не желал мириться и по-прежнему хотел, чтобы жизнь его близких строилась по его указке.

И у этого человека хватило наглости написать ему, Роберту, письмо с просьбой позволить внучке переехать к деду в Чикаго! И ведь Хоган так просто от этой мысли не откажется. Наверняка он уже явился в Лебанон и, не найдя родственников, нанял кого-нибудь, чтобы выследить внучку и зятя. Но пока Роберт жив, он убережет Эбигэйл от эгоистичного Вилларда Хогана!

Господь, кажется, услышал молитвы Роберта Блисса и послал ему преподобного отца Харрисона. Будучи женой священника, Эбигэйл не поддастся на уговоры своего богатого дедушки, отвергнет соблазны роскоши. Хогану будет не под силу заманить девочку в Чикаго. Даже если настырный старик разыщет Эбби, к тому времени преподобный отец Харрисон уже будет иметь свой приход в Орегоне, и единственное, что сможет сделать Виллард Хоган, так это пожертвовать на церковь.

Как это будет кстати: Хоган сделает пожертвование, а преподобный отец и его супруга воздвигнут величественный храм веры. Но ни за какие деньги Вилларду Хогану не купить себе места в раю! И никакими деньгами не заманить Эбигэйл в Чикаго! Он, Роберт Блисс, уверен в этом! Неделя понадобилась Эбби, чтобы осознать это и смириться — по крайней мере на ближайшие четыре или пять месяцев. Самой нудной частью путешествия была необходимость постоянно распаковывать и запаковывать вещи.

Переправились через реку — доставай вещи из фургона и суши их, остановились на ночлег — доставай продукты, одежду, спальные принадлежности и кухонную утварь.

После каждого распаковывания вещи надо было еще и перепаковать. Эбби твердо знала, что, когда она, наконец, обретет постоянный дом, никакая домашняя работа не будет ей в тягость.

Один день, прожитый в фургончике, отнимал сил больше, чем целая неделя в родном доме. По своей природе жизнь на колесах отличалась от оседлой жизни. Под ногами чавкала грязь и глина или же в воздухе висела пыль.

Слава Богу, прислушавшись к советам своей подружки Сары, Эбби стала носить только темную одежду: К тому же Эбби узнала, что чем дальше на Запад будут передвигаться переселенцы, тем реже будет встречаться вода, следовательно, и стирать придется реже. Каждый день был полон хлопот. Подъем до восхода солнца. Мужчины запрягают мулов и быков в повозки и готовят стада к перегону. Женщины пакуют вещи и готовят завтрак.

Впереди — целый день пути. В первые дни путешествия Эбби вместе с отцом или тряслась в фургончике или шла рядом с повозкой, но очень скоро общество строгого родителя стало утомлять девушку. Эбби была привязана к отцу всем сердцем, но он с каждым днем по капле терял чувство юмора.

Поэтому Эбби предпочитала шагать чуть в стороне от фургонов с группой женщин, в числе которых была и Сара. Девушки помогали молодым матерям присматривать за детишками: Сара готовилась к тому времени, когда у нее появятся собственные дети, а Эбби просто скучала по своим занятиям с малышами в школе.

У мисс Эбигэйл образовался кружок слушателей, которые каждый день требовали продолжения ее занимательных рассказов о Тилли и Сниче.

Эти забавные истории Эбби сочиняла днем, а вечером, после обеда, старалась их записать. Девушка лелеяла тайную надежду, что однажды ей удастся издать книжку для детей. Шел восьмой день с тех пор, как они покинули деревушку Сент-Джо. Об этом Эбби сделала запись в своем дневнике. Она также записала, что днем раньше они миновали две могилы, а еще одну — в прелестном месте у реки — сегодня.

Но подробно описывать могилы она не стала. Лучше смотреть вперед, чем оглядываться назад. Это была ее новая философия жизни. Кроме того, выдалось тихое безоблачное утро, и от красоты восходящего солнца дух захватывало. Очарованная, девушка наблюдала, как стая крупных птиц, каких именно, она не знала, поднялась из зарослей ивняка на берегу маленькой Голубой реки. Тилли пришла бы в трепет от такого зрелища, размышляла Эбби, ступая по едва проклюнувшейся весенней травке, и ей бы обязательно захотелось, чтобы маленькие мышки тоже умели летать.

Снич в первую очередь задумался бы над тем, что заставило птиц сняться с места и взлететь. А может — дикий кот? Наверное, следует выдумать для Тилли приятельницу-птицу, которая могла бы посадить мышку к себе на спину и взмыть с ней над землей.

Но сможет ли суровый Снич перенести это испытание? Эбби рассмеялась и сорвала длинный сухой колосок — воспоминание о прошлогоднем буйстве лета. Эбби бросила на подругу раздраженный взгляд: Но Сара, будучи слишком сильно влюбленной в своего застенчивого мужа Виктора, с которым она обвенчалась совсем недавно, не могла понять Эбби.

Когда разговор заходил о Викторе, бледные щеки Сары розовели, а в глазах появлялся мечтательный блеск. Я говорю просто… ну, добрый пастырь увлечен тобой, это ясно всем.

Если бы ты дала ему шанс…. Эбби бросила взгляд налево, туда, где тянулись вдоль берега повозки. Преподобный отец Харрисон делил фургончик с одной семейной парой и их сыном-подростком. Если бы не решительные возражения Эбби, преподобного отца Декстера Харрисона разместили бы в их фургоне. Если бы она вовремя не напомнила отцу о приличиях, ей бы пришлось на протяжении всего долгого пути находиться рядом с незнакомым мужчиной.

Слава Богу, отец вынужден был считаться с общественным мнением. Как бы то ни было, священник отыскивал достаточно предлогов, чтобы заходить к ним во время привалов, как, например, вчера вечером. Эбби уже довольно долго готовила для него еду, чтобы чувствовать себя так, словно она его жена.

Одни обязанности — и никакого удовольствия. От такой непристойной мысли щеки девушки зарделись. Некоторое время они шли молча. Молчание прерывалось только скрипом повозок и отдаленными голосами путников. Первой не выдержала Сара:. А может, процесс вступления в брак?

Румянец выдал Эбби, Сара разразилась смехом, и девушка поняла, что притворяться бесполезно. Ну, ты меня понимаешь? В первый раз мне было довольно неприятно. И мы стеснялись друг друга. Но когда мы поняли, в чем дело… — вместо продолжения раздалось хихиканье. Эбби понадобилось несколько секунд, чтобы переварить известие. Потом она продолжила расспросы:. Я тебе скажу… всю правду.

Я полюбила Виктора до того, как вышла за него замуж. Но после нашей первой ночи я не была уверена, что не совершила ужасной ошибки. Правда, еще через несколько дней мы приспособились друг к другу. Тебе помогла моя откровенность? Но это значит, что тебе пора перестать толкать меня в объятия преподобного отца Харрисона. Я так мечтала сыграть роль свахи!

Уверена ли ты, что среди наших мужчин нет никого, кто был бы тебе интересен? Она еще не привыкла к фамилии, которую отец навязал им обоим. Она все ходила вокруг да около, стараясь узнать у отца причину смены фамилии, но мистер Блисс, вернее мистер Морган, оставался тверд и молчалив.

Отныне и навсегда они будут Морганами, твердил он, если не навсегда, то, по крайней мере, пока не осядут в Орегоне. И как ни упрашивала Эбби объяснить ей, что произошло, отец наотрез отказался разговаривать об этом. Несмотря на сильное желание взбунтоваться или по крайней мере хотя бы пригрозить отцу бунтом, чтобы вызвать его на откровенность, Эбби не могла принять окончательного решения об открытом неподчинении.

Действия отца всегда были понятны и логичны, и если он настаивал на таком странном поведении, то для этого должна быть очень веская причина, Эбби догадывалась, что все эти странности связаны со смертью мамы и с угнетенным состоянием отца. Во всем этом не было никакого смысла. Ни один человек по фамилии Блисс не примкнул ни к одному из караванов, которые в этом году переправились на другой берег Миссури.

Таннер Макнайт навьючил дорожные мешки на спину высокого жеребца и закрепил их снизу. Ни одного человека по имени Блисс, действительно, не было, но было, по меньшей мере, семеро мужчин, которые путешествовали с дочерьми, без жен. Водрузив широкополую шляпу с загнутыми вниз полями на голову, Макнайт украдкой взглянул назад, на отель Палас, главную достопримечательность городишка Сент-Джо.

Мягких пуховых перин здесь не оказалось, но, черт подери, как только он разыщет девчонку и доставит ее Хогану, он сможет купить самую широкую и самую мягкую кровать, какую только можно будет разыскать в Чикаго. Таннер бросил взгляд через плечо на женщину, стоявшую на деревянном крыльце гостиницы. Ее звали Фрэнси, модница Фрэнси, и она знала кое-какие штучки, неведомые даже искушенному Таннеру Макнайту.

Сейчас, когда лицо ее не было разукрашено гримом, а прелестные светлые волосы локонами рассыпались по плечам, она больше походила на школьницу, чем на самую высокооплачиваемую девушку городка Сент-Джо. Возвращаясь мыслями к той ночи, которую они провели вдвоем, Макнайт с трудом вспомнил о том, зачем он вообще приехал сюда. Женщина улыбнулась, пожала плечами и вернулась в дом. Позади у него тяжелый долгий путь из Чикаго. Впереди его ждут скитания по бескрайним прериям Запада в поисках внучки Вилларда Хогана.

Может, ему придется неделями болтаться в седле вместе с семьями американских переселенцев, каждый из которых свирепо оберегает свою жену от посягательств посторонних. Этого ночного удовольствия ему должно хватить надолго.

Таннер нахмурился, стараясь сосредоточиться на том деле, которое ему предстояло выполнить. Ясно, что Блисс путешествовал под чужим именем, но не это вызывало удивление Таннера. Хоган описал ему Блисса как дурака, набитого романтическими бреднями, как чудака, который сражается с ветряными мельницами.

Однако из схватки с мельницами Хогана Блисс вышел победителем: Теперь Хоган решил отлучить от Блисса свою внучку. А Блисс улепетывал с девочкой в Калифорнию. Таннер подтянул подпругу на своем сером в яблоках жеребце и потрепал любимца по холке. Он чуть было не купился на эту утку. Таннер был прожженным хитрецом, и в свое время ему удалось выследить много коварных бандитов и мошенников.

И если этот человек думает, что ему легко удастся сбить со следа Таннера Макнайта, он просто дурак. Итак, Блисс направляется на Запад. Таннер был, однако, убежден, что он направляется в Орегон, а вовсе не в Калифорнию.

Таннер мысленно перебрал те несколько фактов, из которых он мог исходить, чтобы разыскать Блисса. Роберт Блисс был мужчиной среднего роста, в возрасте около пятидесяти лет. Его каштановые волосы уже, наверное, начали седеть. Двадцать лет назад он был строгим учителем, лишенным чувства юмора, начитанным, с хорошо подвешенным языком, его манера общаться напоминала скорее проповедь священника, чем болтовню обывателя. Что касается девушки, которая, собственно, и являлась целью его поисков… о ней Макнайт не знал почти ничего.

Ни возраста, ни даже имени. Таннер припомнил, что именно это больше всего расстраивало Хогана. Объяснив, чего он хочет от Таннера, обычно решительный Хоган принялся нервно мерить шагами свой роскошный кабинет, находясь в состоянии полуярости полудосады.

Пока старик ворчал и чертыхался, Таннер внимательно изучил первое письмо, которое Роберт Блисс послал Вилларду Хогану, сообщая последнему, что Маргарет Хоган Блисс после продолжительной болезни отошла в мир иной. Лишь одно предложение обнаруживало наличие у адресата внучки: Сообщил конечно, что хочу повидаться с внучкой. Я могу дать ей все, чего бы она ни пожелала! А если мы не сможем достать чего-нибудь в Чикаго, то отправимся туда, где получим желаемое!

На посетителя, однако, крик Хогана не произвел никакого впечатления, и, выругавшись еще раз, старик произнес:. Итак, держите меня в курсе, вы слышите? Как только выясните что-нибудь, пошлите мне телеграмму. Хоган ни словом не обмолвился о том, что он лишил наследства собственную дочь, когда та без родительского благословения тайно вышла замуж за Роберта Блисса, но догадаться об этом было нетрудно.

Теперь стареющий промышленный и биржевой магнат страстно желал исправить ошибку, которую он когда-то совершил. Мысль о том, что придется тащить назад какого-то ребенка, не согрела сердца Таннера, но суммы, которую отчаявшийся Хоган предложил в обмен на внучку, было достаточно, чтобы убедить Макнайта в целесообразности задуманного предприятия. Ему следовало доставить ее в Чикаго вне зависимости от того, согласится ли на это ее отец.

Связи в деловых и политических кругах, которыми обладал Хоган, позволяли ему гарантировать то, что неприятностей с законом у Таннера не будет. Не то чтобы Таннер особенно переживал из-за закона… но как только он получит свои деньги от Хогана, так сейчас же уедет.

На эти деньги он купит племенных лошадей, которых давно собирался разводить, и огромную кровать с пуховым матрацем. Когда он, наконец, уедет из Чикаго, это будет счастливый день.

Таннер поднял воротник куртки, спасаясь от пронизывающего весеннего ветра. Проверив, прочно ли закреплен груз на второй, вьючной, лошади, он натянул кожаные перчатки и вскочил на резвого жеребца. Четыре каравана фургонов уже миновали Сент-Джо. Первый из них отошел от города уже две недели назад. Горячее времечко у него впереди. Сначала ему предстояла изнурительная скачка, а потом деликатные расспросы. В субботу к полудню караван фургонов достиг форта Кирней, расположенного в живописном местечке на берегу реки Платт.

Почти три недели люди провели на колесах, и мысль о том, что впереди у них еще четыре месяца кочевой жизни, была удручающей. Переселенцы расположились лагерем на отдых, поставив фургоны друг за другом в форме замкнутого круга. Судя по голосу, отец был близок к отчаянию, и это угнетало Эбби больше, чем все трудности пути. Я позабочусь о быках и займусь приготовлением ужина, а ты отправляйся в форт и разузнай обо всех новостях из Орегона и из других мест.

То, что она хотела избавиться от отца, было плохо. Эбби знала об этом. Но она была готова молить Небо, чтобы он согласился на ее предложение, потому что после трех дождливых дней, которые они бок о бок провели в повозке, она просто-напросто нуждалась в одиночестве. Бренда Джойс , Рексанна Бекнел и др. Историй чувственных и романтичных, нежных — и откровенно озорных. Историй, от которых невозможно оторваться! Дверь в прекрасный мир счастья?

Только — как она открывается? Читайте — и наслаждайтесь! У леди Оливии Берд — необычное пристрастие. Вот уже три года она подбирает молоденьким дебютанткам супругов из числа знакомых джентльменов — и еще ни разу не ошиблась.

Благодаря Оливии возникло немало идеальных союзов. Так почему же сама она упорно не хочет связывать себя узами брака? Возможно, ей слишком много известно о слабостях сильного пола? Или холостяки откровенно побаиваются ее острого язычка и еще более острого ума? Однако лорд Невилл Хок не из тех, кто боится женщин.

Зачем Рису ап Овейну, самому отважному из валлийских рыцарей, под видом бродячего музыканта проникать в замок Роузклифф и похищать его юную хозяйку — Изольду Фицхью? Эта девушка — дочь злейшего врага Риса. Пока он удерживает ее в заложницах, отец вынужден будет принять все условия похитителя… Так думает валлиец. Но беда в том, что очень скоро он страстно влюбляется в прекрасную пленницу и мечтает лишь о том, как бы завладеть ее сердцем….

Снова и снова английские рыцари пытаются покорить Уэльс. Снова и снова кельты-валлийцы с оружием в руках встречают врагов.