Skip to content

Все фантазии (комплект из 2 книг) Анатолий Тосс

У нас вы можете скачать книгу Все фантазии (комплект из 2 книг) Анатолий Тосс в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Мне нравится это ощущение. Я чувствую себя странно неуклюжей, неуклюжей до несуразности, мне кажется, что части моего тела, всегда такие слаженные, всегда так ловко взаимодействующие друг с другом, сейчас подменены новыми, непривычными и непритертыми.

Я запахиваю куртку, мне не то чтобы холодно: Я закрываю ладонями лицо, пытаясь сосредоточиться, какое же было слово… Это все лес, я так и не открываю глаза, это все он бесчисленными своими отростками, всеми этими переплетенными листьями, ветками и корнями рассеял меня, пытаясь подчинить, чтобы потом, подчиненную и подавленную, незаметно прибрать, присоединить к своей бесконечной системе.

Конечно, промозглый, все здесь промозглое: Мне нравится это слово, оно из тех, что звучит именно так, как и чувствуется, в самом его звуковом построении уже живет сырость и зябкость, и я повторяю его про себя, смакуя: Я еще плотнее закутываюсь в куртку и, засунув руки глубоко в карманы, чтобы удержать последнее оставшееся внутри меня тепло, бреду в сторону дома, неосторожно ступая ботинками по зыбкой, чавкающей поросли под ногами.

Я вновь вспоминаю сон, который приснился мне ночью. Он настойчивый, он снится мне уже давно, всегда немного разный, но я снова и снова просыпаюсь в поту и в слезах и не могу справиться с дрожью. Так случилось и сегодня, может быть, именно поэтому меня знобит сейчас, просто озноб не прошел с того момента, как я открыла глаза, а сон еще витал надо мной, не успев раствориться.

Все началось с того, что я стояла перед окном в большой комнате и смотрела на опускающееся в океан солнце. Томительная красота заката приковывала взгляд, но я почему-то обернулась, в дверном проеме стоял Стив, небрежно прислонившись к косяку. Я сразу узнала его по подчеркнуто расслабленной позе, по насмешливой улыбке, а когда сделала шаг вперед — по шальным, смеющимся глазам.

Он оттолкнулся плечом от косяка, движение было таким же вызывающе расслабленным, немного ленивым, и шагнул навстречу. Теперь он стоял так близко, что я слышала его дыхание, оно щекотало мне щеку.

Я кивнула, стараясь получше разглядеть его. Тебе ведь всегда нравилось. Он издевался, я знала это, он отлично понимал, что я не могу отказать. Поэтому и спросил, поэтому и улыбался.

Ноги не слушались меня, я не могла стоять, я и не стояла, это он держал меня. Потом я почувствовала касание его губ, их запах и вкус — все одновременно. Я все ждала, когда он вберет меня своим ртом, сомнет, скомкает, но ощутила только касание, легкое, дразнящее касание. Конечно, ты не можешь больше ждать. Мне не следовало так говорить, но я сама не ведала, что произносят мои онемевшие губы.

Теперь он засмеялся, я знала, что этот смех не к добру, и не верила ему, в нем было больше издевки, чем веселья.

Я попыталась вырваться, но Стив держал меня слишком крепко. Да и как я могу быть, если ты убила меня. Слушай, я так и не понял: Зачем ты убила меня? И не вырывайся, я все равно не отпущу тебя, никогда не отпущу. Ведь он любил тебя преданной, совершенно беззащитной любовью. Он вообще ни в чем не был виноват…. Всех, кого ты любила, абсолютно всех.

И еще этого, как его, я забыл имя, которому все было нипочем, лихой такой. Ты же все знаешь! Уйди, я ничего не хочу я ничего не могу сейчас… — я снова сбилась, — …ведь ты знаешь, что все не так…. Какое это теперь имеет значение? Ведь никто не знает. Только ты и я, больше никто, а я никому не расскажу. А потом мне стало нечем дышать, я начала задыхаться, видимо от слез, и открыла глаза.

Я лежала мокрая, дрожа от ознобного холода, мне требовалось время, чтобы понять, что это всего лишь видение, еще один сон. Мне нужно было, чтобы свет утра, и тишина комнаты, и ее покой заполнили меня и вытеснили, насколько возможно, зыбкий ночной кошмар.

Может быть, я зря приехала сюда, думаю я, отыскивая взглядом в траве заросшую тропинку, ведущую к дому. Я прожила здесь почти три недели, а эти ужасные сны хоть и стали реже, но не покинули меня совсем.

Это врачи советовали мне оторваться от преследующего меня мира, уехать куда-нибудь в глушь, туда, где бы меня никто не беспокоил. Они называли это реабилитационным периодом и говорили, что мне это необходимо, что так я быстрее поправлюсь.

Именно тогда я вспомнила об этом доме в лесу. Впрочем, я никогда и не забывала о нем, он и раньше, много лет назад, когда я приезжала сюда со Стивом, был привязан ко мне всеми своими шорохами, он, как заботливый дедушка, голубил и ласкал меня, укутывая теплом и несуетным уютом. Старый и сам дремучий, как лес, подступающий к нему, и незыблемый, как океан под ним, этот дом любил лелеять беззаботную, веселую девочку, видимо, она развлекала и омолаживала его, и я знала, даже теперь, по прошествии стольких лет, он помнит обо мне и примет.

Я стала наводить справки, я боялась, что кто-то мог поселиться в нем, но мне повезло, дом по-прежнему пустовал. И я сняла его. Фантазии женщины средних лет. Фантазии мужчины средних лет комплект из 2-х книг в упаковке.

Анатолий Тосс — неоднократный букеровский номинант, лауреат многих международных литературных премий. Его книги — Фантазии женщины средних лет , Американская история , За пределами любви , Давай займемся любовью и другие стали культовыми. Его книги — "Фантазии женщины средних лет", "Американская история", "За пределами любви", "Давай займемся любовью" и другие стали культовыми для многих миллионов читателей во всем мире. По их сюжетам ставятся спектакли, снимается кино.

Они будоражат, заставляют чувствовать и думать по-новому, учат острее воспринимать жизнь. В это издание вошли такие романы, как "Фантазии мужчины средних лет" и "Фантазии женщины средних лет". Однажды одна добрая тётенька преподаватель литературы и поэтесса. Меня зацепило такое краткое описание и я решила прочитать эту книгу. Анатолий Тосс "фантазии женщины средних лет".

Моему удивлению не было предела. В этой книги в чувствах главной героини я находила частичку себя. В её мыслях, в её желаниях, чувствах и даже в поступках. Эта книга слишком откровенна слишком многое там кричит о похоти и любви.

Но за всей этой прямотой есть тонкая философия. Этой книгой хочется жить, хочется дышать и иногда перелистывая электронные страницы я вдруг с удивлением понимала что в этой книги слишком много историй, рассказов, которые несут в себе глубокий философский смысл и заставляют задуматься над многим.

Советую почитать эту книгу всем девочкам в возрасте от 14 лет и старше, женщинам замужним и не замужним, потому что в этой книги каждый найдёт что-то для себя. Голос рассыпается в момент произношения, его невозможно закрепить во времени. Кроме того, из-за все той же скоротечности голос не продуман, неискренен, слишком поверхностен. Он не может передавать глубоких эмоций, только секундное настроение, не говоря уже о чувстве. Но главное — он не остается с тобой.

Письмо — другое дело. Оно требует времени и обдумывания и помимо того, что оно вечно, оно еще и личностно, его можно много раз перечитывать и сохранять. К тому же почерк. По их сюжетам ставятся спектакли, снимается кино. Они будоражат, заставляют чувствовать и думать по-новому, учат острее воспринимать жизнь. В это издание вошли такие романы, как "Фантазии мужчины средних лет" и "Фантазии женщины средних лет". Как гриб не растет без грибницы, так и человек вырастает из прошлого: Когда роман "Счастливые люди читают книжки и пьют кофе" появился в интернете, молодая француженка Аньес МартенЛюган мгновенно стала знаменитой Леон Этингер, уникальный контратенор и бывший оперативник израильских спецслужб, которого никак не отпустят на волю, и Айя, глухая бродяжка, не расстающаяся с фотоаппаратом, вместе отправляются в лихорадочное странствие — то ли побег, то ли преследование — через всю Европу, от Лондона до Портофино Эта книга — увлекательная история о безумии, как об одной из форм развития общества: Сборник "Система" составлен таким образом, что хронологически охватывает жизнь целого поколения офицеров ВМФ от первых курсантских шагов до пенсионных горестей и радостей Новая книга Григория Пруслина состоит из избранных произведений автора повестей, рассказов, киносценария, фельетонов, интервью, написанных в Москве и в Кёльне, где он сейчас живет За романом "Жизнь после жизни", поразительной историей перерождений главной героини, раз от раза переживающей события XX века, следует его продолжение "Боги среди людей" Ехали както в поезде русский, американцы, англичанин, чилиец и мексиканка.

Возможно, это похоже на начало анекдота Впервые на русском — два новых романа Амели Нотомб.. Порой мы подолгу гадаем, откуда в нас та или иная черта, отчего мы поступаем так или иначе В этом романе Хаима Граде, одного из крупнейших еврейских писателей XX века, рассказана история духовных поисков мусарника Цемаха Атласа, основавшего ешиву в маленьком еврейском местечке в довоенной Литве и мучимого противоречием между непреклонностью учения и компромиссами, пойти на которые требует от него реальная, в том числе семейная, жизнь Чтобы спасти свое издательство от банкротства, Сюзанна Бекман готова на все По иронии судьбы, единственный, кто может ей помочь, — Альфред Фирнайс, знаменитый поэт Романдневник, отправляющий читателя в путешествие из Советского Союза в современную Россию Литературная хроника, в духе писателей быта — от Довлатова до Буковски Вячеслав Овсянников не бытовой беллетрист, а, скорее, мифолог и писатель склада Андрея Белого Хотя в интереснейших реальных деталях его прозы много правды, нельзя принимать весь этот страшный будничный быт за полностью достоверные копии