Skip to content

Темный город Кирилл Запорожан

У нас вы можете скачать книгу Темный город Кирилл Запорожан в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Я в который раз посмотрел на часы и приложился глазом к окуляру оптического прицела. Тусклая лампочка в сотне метров едва освещала подъезд двухэтажного дома, на скорую руку переделанного под коттедж.

Двое одетых в фуфайки охранников, стоящих перед входом, сжимали в руках автоматы. Странно, Ринат вроде не бедный человек, а нормальное освещение провести не удосужился. Хотя с освещением было туго, но не так туго, как два года назад. Тогда энергии от небольшой электростанции хватало лишь на то, чтобы освещать некоторые улицы города в самые темные часы, да еще на здание правительства. Сейчас же свет был и в магазинах, и в барах, и в других общественных местах. Правда, его хватало с большим натягом.

Простые же люди освещали себя, как могли. Дом снаружи тоже не впечатлял. Некоторые окна заложены кирпичом, некоторые просто заколочены досками.

Через редкие щели пробиваются тонюсенькие лучики света, но какие-то мигающие — скорее всего, в доме горит камин. Стены выкрашены недавно в мерзкий болотный оттенок. Не понимаю, что самый крутой бандит Темного города делает в этой дыре? Хотя, может, там внутри золотые стены?.. Я вновь посмотрел на часы. Еще полчаса здесь мерзнуть. Но мысль о деньгах, которые я получу, грела.

Даже не столько о деньгах, сколько о тех возможностях, которые они дадут. Впервые за три года моя жизнь обрела хоть какой-то смысл, а цель стала реальной и вполне осуществимой. Но не стоит радоваться раньше времени. Никогда не знаешь, что может случиться в следующую секунду в таком подлом месте, как Темный город. Мой друг всегда все усложнял. Ну произошло что-то из ряда вон выходящее, но ведь живем же как-то.

Многие из нас давно поняли, что люди не в состоянии изменить то, что произошло. И три года мы уже просто ждем. Или на секретные службы бывших сверхдержав? Валентин Митин мой друг. До войны был спортсменом и мастером спорта по тэквондо, о чем свидетельствовали полинявшие дипломы, висящие на стене. Обладая ростом метр восемьдесят пять и весом чуть меньше восьмидесяти килограммов, он абсолютно не казался опасным человеком, а белые волосы придавали его лицу немного простоватое выражение.

Я в принципе не пил ничего, что превышало по крепости двадцать градусов, но так то до войны. А сейчас, когда со слабоалкогольными напитками был большой напряг, приходилось пить все подряд.

В том числе и пятидесятиградусный самогон. Был, конечно, вариант не пить вообще, но меня он как-то не устраивал. Вот так мы и сидели: А что еще нужно человеку для полного счастья? Хотя для полного счастья нам всем было очень далеко. У меня, например, даже своего жилья нет, мой дом снесло под основание.

Что самое интересное, школа, стоящая в пятидесяти метрах от дома, уцелела полностью. Он не одобрял моего добровольного отказа от имени, но ему меня было не понять.

Валик прекрасно знал, как я отношусь к подобного рода заведениям, но не упускал случая потаскать меня по барам. Ну не люблю я эти забегаловки и клубы. Сам не знаю почему, не люблю, и все. Но говорить, что соскучился по ним, я бы не стал. Хотя с другой стороны…. Вышел в коридор, надел ботинки и натянул шапку. Вот и все наши отношения.

Встречайся мы с Валиком чаще двух раз в неделю, мы вряд ли остались бы друзьями. Мне почти не о чем было с ним говорить. С остальными, кстати, тоже. Даже в окружении друзей мне удавалось оставаться одному. Возможно, потому, что почти все время мои мысли занимал один человек. Я не знал, где ее искать, да и вообще, жива ли она. Я не знал, захочет ли она вообще видеть меня. И поэтому продолжал свое существование в старом студенческом общежитии, спасаясь от рутины только сложной, но чрезвычайно интересной работой.

Я медленно брел по узкой улице, обходя куски бетонных плит, валяющиеся на дороге. Некому их убирать, да и некуда. Это в самом центре мэр навел какое-то подобие порядка, а в остальных частях города царил полный бардак. Но он теперь даже отдаленно не напоминал тот хаос, что творился на улицах три года назад.

Впереди забрезжили слабые огни проспекта Мира, одной из немногих освещенных улиц в нашем городе. В самом деле, зачем тратить и без того ценное электричество на места, по которым мэр никогда не ходит.

Точнее, не ездит, прожигая остатки бензина. Я перешел пустынный проспект и снова углубился в каменный лабиринт кварталов. Кое-где слышался смех молодежи, из окон изредка виднелись отблески огней.

Конечно, правительство пыталось наладить какое-то подобие порядка в городе, но это было не так-то просто. Во-первых, уровень преступности вырос так быстро, что тысяча Стражей, работающих посменно, не успевали следить за пятьюдесятью тысячами жителей. Во-вторых, постоянные ураганы и землетрясения разрушали Темный город медленно, но верно.

В-третьих, нечисть, лезущая из всех щелей и постоянно норовящая вторгнуться в город изнутри. В общем, проблем накопилось много, и ликвидировать их можно было, лишь объединив усилия всех живущих здесь людей.

Но работать на благо города хотели единицы. Как это часто бывает, затраченные усилия не окупались. Точнее, оплачивались не настолько высоко, чтобы напрягаться. Куда легче и прибыльнее было вступить в одну из многочисленных банд, заполонивших город. Обычные люди редко осмеливались в одиночку показываться на улице после захода солнца, хотя ношение холодного оружия Стражей не запрещалось, а в некоторых случаях даже поощрялось.

Вот так, за размышлениями, я прошел несколько кварталов и свернул направо, к реке. Под ногами захрустела тонкая корочка льда. Речка пересекала город с востока на запад и терялась где-то у западной границы, а может, и выходила за ее пределы. Проверять это никто не рисковал. Третья мировая война началась всего пять лет назад. Два года все воевали со всеми, никто не помнил, из-за чего возник конфликт, но война была жестокой и кровавой.

Мне пришлось побывать и на Ближнем Востоке, и на Северном полюсе, и в Африке. И везде, куда бы мы ни приходили, нас встречали либо огрызающиеся стволы орудий и автоматов, либо уже разрушенные, разворованные города. Казалось, войне не будет конца, а армии просто гоняются друг за другом вокруг земного шарика, который внезапно стал очень маленьким и очень тесным. Гоняются и не могут ни догнать, ни остановиться. Как будто кто-то накрыл всю землю гигантским покрывалом или проглотил солнце.

Никому не удалось зажечь даже спичку. Огонь не желал разгораться, невозможно было высечь даже крошечную искорку. Кто-то принялся палить из автомата прямо в воздух. Но даже тогда не было видно ни единого всполоха. А потом я внезапно ощутил сильнейший подземный толчок и потерял сознание. Когда я очнулся, оказалось, что каким-то образом очутился в своем родном городе, хотя сознание потерял на берегу Средиземного моря.

А еще через несколько недель выяснилось, что весь мир разбит на так называемые квадраты площадью около пятидесяти тысяч квадратных километров. Квадраты имели границы, представлявшие собой потоки воздуха, которые струились над землей. Такое я часто наблюдал в Африке, когда над песком поднимался раскаленный воздух.

Но в Африке он хотя бы не мешал передвижению, а здесь…. Воздух границы был непредсказуем, как шарик на рулетке. Он мог встретить человека либо смертельным электрическим разрядом, либо стеной пламени, либо такой низкой температурой, что дыхание замерзало еще в легких, и мертвый человек, падая, разбивался на сотни осколков.

Облака ядовитых испарений также были не редкостью, но чаще всего человек просто не мог пройти через воздушный заслон. Окружающее пространство уплотнялось так, что преодолеть его было попросту невозможно.

Очень много людей погибло, пытаясь преодолеть новые границы, пока не оказалось, что в них иногда открываются порталы. Скачать книгу в формате: Читать книгу на сайте: Может, кто поймет, Что он в себе несет.

Может, кто дойдет Туда, куда всю жизнь идет… Catharsis. Холодно лежать на бетонной плите. Особенно если эта плита — крыша дома, засыпанная снегом. Где нечем прикрыться и некуда спрятаться от сумасшедшего ветра. И полтора часа я уже лежу на снегу в пятнадцатиградусный мороз. Холодно, но ничего не поделаешь. Это часть моей жизни, одна из многочисленных ее составляющих. Я в который раз посмотрел на часы и приложился глазом к окуляру оптического прицела.

Тусклая лампочка в сотне метров едва освещала подъезд двухэтажного дома, на скорую руку переделанного под коттедж. Двое одетых в фуфайки охранников, стоящих перед входом, сжимали в руках автоматы. Странно, Ринат вроде не бедный человек, а нормальное освещение провести не удосужился. Хотя с освещением было туго, но не так туго, как два года назад.

Тогда энергии от небольшой электростанции хватало лишь на то, чтобы освещать некото….