Skip to content

Шаляпин и Горький В. Дмитриевский

У нас вы можете скачать книгу Шаляпин и Горький В. Дмитриевский в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Сухонина, зрелище, насыщенное музыкой, танцами, пением и обрядовыми сценами. Спектакль закончился, публика долго вызывала артистов. Наконец опустили занавес, а Федор, зачарованный увиденным, не мог найти в себе силы покинуть зал. Театр открыл Федору удивительную возможность преображения, приобщения к жизни других людей.

Домой идти не хотелось. Побродив по городу, Федор вернулся и купил билет на вечерний спектакль. Чудесный и необычный мир открылся перед подростком! Писаревым — и В. В труппе служил и будущий писатель В. Гиляровский — , выступавший под псевдонимом В. Вечером того же памятного Федору дня на сцене состоялся бенефис М.

Писарева в роли Русакова в пьесе А. Теперь Шаляпин не пропускал выступлений Андреева-Бурлака, он запомнил с голоса некоторые его устные рассказы и впоследствии даже читал их с эстрады. Жизнь актера скоропостижно оборвалась в Казани, куда он приехал на свои традиционные гастроли в году. Весь город вышел проводить любимого артиста. Шаляпин участвовал в отпевании Владимира Николаевича в Воскресенской церкви, оттуда траурная процессия двинулась к университету, к городскому театру и Панаевскому саду здесь часто выступал артист , а затем на Арское кладбище.

Буренина, популярную в те годы переделку трагедии Еврипида, восторженно говорит об исполнителях главных ролей Н.

Мастером сцены, в совершенстве владевшим пластикой, жестом, движением, интонацией считал Шаляпин Ивана Платоновича Киселевского — Киселевский славился элегантностью, аристократическими манерами, с успехом играл Скалозуба, Кречинского, великолепно исполнял характерные роли. Незадолго до смерти актера в году Шаляпин встретился с ним в Нижнем Новгороде — случайно оказались в одной гостинице — и с благодарностью рассказал ему о своих отроческих впечатлениях.

Люди кричали, толкали меня, уходили и снова возвращались, а я стоял. И когда спектакль кончился, стали гасить огонь, мне стало грустно. Новым удивительным откровением стали для Федора оперные спектакли. Артисты не только красочно воссоздавали богатую невероятными приключениями жизнь своих героев: И это, казалось бы, невыполнимое желание вдруг стало возможным: Высокого нескладного парня с горящими глазами обрядили в темный костюм, вымазали лицо жженой пробкой и даже обещали за работу пятак.

Это была опера Дж. Звезды оперной труппы — бас С. Закржевский — превосходный Элеазар в опере Ф. Федор совершенно пленен певцом, стоя за кулисами в ожидании массовых сцен, он, не отрываясь, следил за каждым движением артиста. Когда в году Шаляпин приедет в Казань собирать материалы для автобиографии, он увидится с Закржевским, к тому времени сильно постаревшим и почти забытым.

На нищенскую жизнь свою он зарабатывал случайными уроками. Это была тяжелая встреча. С той поры риск потерять голос преследовал и пугал его. В памяти возникал забытый публикой кумир — Закржевский. Несмотря на свои театральные увлечения, Федор в году с похвальным листом окончил училище, и отец определил его писцом в ссудную кассу.

Видимо, это было непросто и предполагался серьезный срок, в течение которого работа не оплачивалась. Гольцман обнаружил в архиве Казанской управы следующий документ, написанный аккуратным детским почерком:. Имею честь покорнейше просить Ваше Высокородие принять меня в канцелярию Управы без вознаграждения за труды. На службу Федор приходил с отцом, хорошо зарекомендовал себя, но только спустя полгода в земском журнале появилась запись: Но большой радости это вознаграждение Федору не доставило.

Однажды Федор решил пешком уйти домой, но его догнали и жестоко наказали. Только из-за болезни матери отец разрешил Федору вернуться в Казань. Его снова посадили за стол земской управы, однако о театре Федор не забывал — душа его стремилась на сцену! Старый актер Владимиров настоящее имя Я. В зеленом мундире с красными эполетами, клеенчатых ботфортах, лосинах и треуголке Федор вышел к публике, внезапно оцепенел и молча стоял до тех пор, пока не дали занавес.

Разъяренный антрепренер пинками выгнал незадачливого дебютанта из сада…. И действительно, ни сапожника, ни токаря из Федора не вышло. А все театр виноват! В году отца уволили со службы: Федор становится кормильцем семьи, но конторское дело отвращало его, и летом он поступает статистом в труппу В.

Серебрякова с жалованьем 15 рублей в месяц. Успеть и в управу, и в театр сложно. Федор часто манкировал службой, ссылаясь на головную боль; окончилось это печально: Не удержался он и в судебной палате. Как-то взяв работу на дом, он по дороге засмотрелся на книжки в лавке букиниста и с ужасом заметил, что потерял сверток с документами.

Федор с позором изгнан со службы. Другой работы не предвиделось. Тогда-то в семье и возникла мысль уехать из Казани куда-нибудь на юг, где жизнь, как казалось, теплее и благополучнее. Так Шаляпины оказались на верхней палубе парохода товаро-пассажирской линии А. Зевеке и поплыли вниз по матушке-Волге — в Астрахань…. В этом неторопливом путешествии, длившемся несколько летних теплых дней, Федор увидел Волгу во всей ее удивительной природной красоте и величии.

Астрахань встретила Шаляпиных нуждой и голодом. Поселились в грязной тесной хибарке. Мать поначалу пекла пироги на продажу, потом мыла посуду на пароходах — тогда дома появлялись кухонные объедки; ими можно было как-то прокормить мужа, Федора и маленького Василия — младший брат родился в году. Федор пел в них бесплатно. Будь прокляты они, театры…. Быть может, память артиста сохранила этот эпизод, чтобы легче было объяснить себе и читателям окончательный разрыв с семьей.

Федор решил махнуть в Нижний Новгород: Федор нанимается крючником на идущий вверх по Волге буксир с караваном барж, катает арбузы, таскает пятипудовые мешки с мукой. Встреча с друзьями, веселое застолье в трактире заслонили мечту о Нижнем Новгороде. Отплытие парохода Федор проспал, так и остался на палубе его нехитрый багаж: Беранже в переводе В. Так прошло полтора месяца, а вечером спешил Федор в Панаевский сад: В феврале Шаляпину исполнилось 17 лет.

Вечерами в Панаевском саду играла опереточная труппа. Знакомый хорист посоветовал Федору:. Самарский ухмыльнулся и положил хористу скромное вознаграждение —20 рублей в месяц.

Это сколько же страниц нужно было бы переписать каллиграфическим почерком, скрючившись над столом в Духовной консистории! Вальяжный и обаятельный артист, прогуливающийся по волжской набережной, всегда окружен восторженными поклонницами.

Антрепренером же Самарский — он держал труппу вместе с неким В. Перовским — оказался не слишком удачливым, но в молодом Шаляпине он проницательно увидел талантливого артиста и энергично поддержал его.

Шаляпин тоже не забыл Самарского. Суворину Шаляпин протежировал Семенова-Самарского в труппу театра: Быть может, Семенов-Самарский и не вспомнил бы о своем широком жесте, да и вообще об этой встрече, но через 20 лет имя хориста будет греметь по всему миру.

Вошел молодой человек, застенчивый, неуклюжий, длинный, очень плохо одетый — чуть ли не на босу ногу сапоги, в калошах… Хор у меня был уже сформирован, для Уфы он был даже слишком велик — человек около восемнадцати. Но Шаляпин произвел на меня удивительное впечатление своею искренностью и необыкновенным желанием, прямо горением, быть на сцене.

Я… дал ему тут же лежавший у меня билет на проезд на пароходе Ефимова. Видимо, выданного аванса Федору надолго не хватило. Семенов-Самарский припомнил, что по приезде в Уфу юноша явился в гостиницу и прожил в его номере неделю, получая от своего щедрого благодетеля по пятачку в день. К завтраку Федор покупал сайку и пил чай в обществе Самарского. По версии самого Шаляпина, в Уфе он снял комнату вместе с хористом Яковом Нейбергом, знакомым еще по Казани…. Спустя много лет Шаляпин вспоминал, с какой радостью рассматривал он и примерял сценическое одеяние и перечитывал свою фамилию на афише: Видимо, фамилия Шаляпина появится в афише 9 октября, когда он исполнит маленькую партию контрабандиста Пьеро в оперетте К.

Ноги не тряслись, и на душе было спокойно. Апрельский выгнал с репетиции исполнителя партии Стольника — отца Гальки. Ее пел сценариус труппы, человек капризный, вздорный, знал: Надеясь на дополнительное вознаграждение, он демонстративно отказался от роли: Спектакль оказался под угрозой. И тогда Семенов-Самарский поручил партию Шаляпину. Федор выучил роль за день. Он пришел в театр за три часа до начала спектакля, загримировался под старика, примерил толщинку, но объемный живот не сочетался с худыми руками и ногами… Было от чего прийти в отчаяние!

И в голове завертелась мысль: Длинный, нескладный юноша не был похож на вальяжного польского магната. Руки и ноги плохо слушались певца. Сосредоточенно следил он за палочкой дирижера и старательно выпевал:.

Послышались аплодисменты, Федор даже не понял, что они адресованы ему. Очнулся он после грозного шипения дирижера:. И вот тут-то случилось непредвиденное! После поклонов Федор попятился, отошел в глубину сцены, чтобы сесть в кресло, но, на беду, один из хористов отодвинул его в сторону, и чинный Стольник свалился на пол под громовой хохот публики, однако сопровождаемый новой волной радостных аплодисментов! Уже на склоне лет Шаляпин писал: Вскоре примадонна театра Н.

Успех и здесь сопутствовал певцу, и он получил прибавку к жалованью. Службу у Семенова-Самарского Шаляпин вспоминал с радостью. Труппа жила дружно, репетировали по ночам. И артисты, и рабочие сцены относились к юноше с доброй симпатией. На радостях Федор фотографируется и дарит карточки товарищам. Михаил Жилин, ведущий актер труппы, получает портрет Федора с припиской: Федора Ивановича Шаляпина на память.

Через четверть века Федор Иванович придет в Петербургское убежище престарелых артистов и узнает в глубоком старике своего партнера. Там же Шаляпин сфотографируется с ветеранами театра. Федор Иванович сидит в кресле, в центре, Михаил Михайлович Жилин стоит позади, положив руки на плечи Шаляпину. Снимок хранится в архиве певца, его рукой сделана надпись: Поэтому я хочу предложить вам бенефис. Верстовского — в этой партии выступал обычно сам Семенов-Самарский. Федор приклеил к лицу черную бороду, подпоясался широким красным кушаком и вышел на сцену, согласно роли, с веслом наперевес.

Никогда у меня не было такой кучи денег. Шаляпин пробует себя в разных качествах. Друг певца Иван Петрович Пеняев Бекханов вспоминал: Пиджак этот был так тесен и короток, что являл собою живое подобие тришкина кафтана, и вся фигура Шаляпина производила весьма комическое впечатление. Наконец, Федор Иванович начал читать стихотворение, но на средине его он вдруг остановился, помолчал и смущенно заявил: Такой комический уход вызвал бурю аплодисментов, и Федору Ивановичу пришлось бисировать.

На бис он начал читать известный бурлаковский В. Как ни старался Шаляпин довести рассказ до конца, ему это не удавалось, и он несколько раз, не зная, как кончить, начинал снова.

Вторично махнул безнадежно рукой и с благодушной улыбкой удалился со сцены. С фотографии, подаренной Шаляпину, смотрит плотный, круглощекий молодой человек в клетчатом пиджаке. Старый друг лучше новых двух. Пеняев подарил мне пальто. Пеняев называл Федора Геннадием Демьяновичем — по имени персонажа пьесы А. Шаляпин гордился этим прозвищем: Между тем дела в труппе Семенова-Самарского шли неважно. Шаляпину досталась роль Держиморды. В качестве прощального бенефиса всей труппы показали комическую оперу К.

Бростелоне пел Шаляпин, а заглавную партию — Пеняев. Вместе с новыми товарищами Федор направляется в Златоуст — это была первая поездка Шаляпина по железной дороге. Артисты выступали с концертом. Шаляпин тут же срезал клок своих длинных волос и самолично выкрасил его в синий цвет. Самарский не остался в долгу, дал Шаляпину для выступления в концерте свой фрак и посоветовал завить оставшиеся волосы.

Козлова окончательно расположили публику…. Далее пути Федора и труппы Семенова-Самарского расходились. Шаляпин вернулся в Уфу. Никого из актеров не было, и весь город создавал впечатление каких-то вековых буден. Жил я на хлебах у прачки, в большом доме, прилепившемся на крутом обрыве реки Белой.

Что же представляла собой Уфа конца XIX века? Сергей Яковлевич Елпатьевский — , врач, литератор, близко знавший Толстого, Чехова, Короленко, Горького, сосланный в Уфу за близость к народовольцам, вспоминал: Я дивился, когда в скромненькой квартире чиновника, приказчика, служащего встречал рояль или пианино, скрипку и узнавал, что дети людей, живущих на 50—60 рублей в месяц, берут систематические уроки музыки. Были кружки, где музыка являлась серьезным содержанием жизни.

В один из таких кружков я попал вскоре по приезде и начал получать приглашения на квартеты — квартеты, которые сделали бы честь и столице. Дочь Савостьянова окончила Петербургскую консерваторию певицей и пианисткой, она давала уроки и с учениками в местном собрании выступала в концертах и даже ставила оперные спектакли. В Уфе Шаляпин встретил людей, которые серьезно и уважительно отнеслись к его житейской и творческой судьбе.

Художественная жизнь города интенсивно поддерживалась любителями искусства. Брудинский, профессиональный музыкант Дмитрий Николаевич Савостьянов: Организаторская энергия и просветительский талант Паршиной сочетались с тонким вкусом, интуицией, умением находить талантливых людей и вдохновлять их на творчество. Варвара Дмитриевна предложила Федору профессионально заняться постановкой его голоса, она призвала любителей-музыкантов финансировать обучение Шаляпина в столице.

Подобный прецедент в Уфе уже был: Елена Барсова вскоре приобретет известность под фамилией Цветкова — , а в году будет партнершей Шаляпина во многих спектаклях Частной оперы Мамонтова. Друзья и покровители Федора подыскали ему должность писца в Уфимской губернской управе — прекрасный почерк не раз спасал его в трудные времена!

Жалованье небольшое — 25 рублей, но еще удавалось подработать певчим в хоре Ильинской церкви. Однако Шаляпин посещал занятия Паршиной от случая к случаю и к идее консерваторского обучения отнесся скептически — он хочет играть в театре сегодня!

В конце мая в Уфе в летнем саду выступает малороссийская труппа Г. Федор легко сошелся с артистами, голос его Деркачу понравился, и он предложил 40 рублей в месяц. Покинуть Уфу Федору мешал стыд перед приютившими его музыкантами.

Он остался, но… ненадолго. Федор обрек себя на рискованные странствия, а проще говоря — на бродяжничество. Он догоняет труппу Деркача уже в Самаре, но теперь вместо обещанных 40 рублей ему дают только Взяв пять рублей аванса, Федор идет на поиски родителей и брата: Постаревший отец встретил сына усталым равнодушием.

Это была последняя встреча Федора с матерью. Через четыре месяца она скончалась в больнице от брюшного тифа…. С малороссийской труппой Шаляпин отправляется в Бузулук, потом в Оренбург и Уральск. Ехали на телегах, ночевали в степи, подкреплялись краденными с бахчей арбузами.

В Уральске труппа участвует в концерте по случаю трехсотлетия казачьего войска. Вряд ли Федор мог тогда предположить, что через десять с небольшим лет он будет вести с императором светскую беседу в ложе Большого театра.

В награду от наследника престола хор получил по два целковых на брата…. Труппа двинулась дальше, на юг, нигде не задерживаясь подолгу. Один из эпизодов тех лет певец потом часто рассказывал: Он одичал еще более. Поезд как раз в это время подошел к станции, и Деркач вытолкнул меня из вагона. Поезд свистнул и ушел, а я остался на перроне среди каких-то инородных людей в халатах и чалмах.

Эти чернобородые люди смотрели на меня вовсе не ласково. Сгоряча я решил идти вслед за поездом. Денег у меня не было ни гроша… Я чувствовал себя нехорошо: Кое-как добравшись до станции, я зайцем сел в поезд, доехал до Чарджуя и, найдя там труппу, присоединился к ней.

Деркач сделал вид, что не замечает меня. Позже эмоциональный рассказ Шаляпина поразил Горького. В письме литератору В. Поссе октябрь года он писал о Шаляпине: Вряд ли Шаляпин был столь одержим идеей возмездия, реванша, скорее сам Горький с его обостренным социальным темпераментом так остро воспринял рассказ певца.

К тому же и Георгий Иосифович Любимов-Деркач — , несмотря на его показную свирепость — а как еще можно сдерживать богемные страсти бродячей труппы? Газеты писали о прекрасном хоре малороссийской труппы, отлично сыгранном оркестре, сильных солистах. Работа у Деркача — неплохая школа для начинающего певца, хотя назвать ее легкой нельзя: Приходилось рассчитывать на собственную наблюдательность, интуицию, смекалку и находчивость.

Этими качествами Федор, несомненно, овладевал. Деркач оценил его природную одаренность, стал поручать ему новые партии и даже увеличил жалованье до некогда обещанных 40 рублей.

Однако когда в Баку Федор встретил во французской оперетте Е. Лассаля старых друзей и Семенова-Самарского, то, поддавшись настроению, присоединился к ним. Деркач, разумеется, рассвирепел и, как часто поступали провинциальные антрепренеры, отказался вернуть Федору паспорт. Но и это обстоятельство не остановило импульсивного юношу. В самом деле, чем не поступишься ради славного дружества, доброй компании!

Мягкий и приветливый Самарский был ему милее требовательного Деркача, начинающий певец нуждался в отеческом покровительстве и, размягченный радостной встречей, весело запел в хоре французской оперетки, где, по его признанию, французов было человека три-четыре, а остальные евреи и земляки. Завадский, его участие было столь успешным, что повлияло на сборы. Радость, однако, оказалась преждевременной.

Оперетка тифлисской публике вдруг наскучила, труппа развалилась, актеры разбрелись кто куда. Жизнь без денег, да еще и без паспорта, стала совсем унылой. Федор пристроился на пристань крючником, иногда подрабатывал в церковном хоре. Наступали холода, а пальто уже продано… Но судьба снова улыбнулась певцу: Федор бросился в татарскую лавку, досыта поел, а за оставшиеся деньги уговорил железнодорожного кондуктора довезти до Тифлиса….

Грузинская столица гостеприимно встретила Шаляпина. Федор разыскал Семенова-Самарского, тот свел его с антрепренером Р. Ключаревым, у которого Самарский сам подвизался артистом. Бывший офицер пробовал себя в театральном деле и собирал оперную труппу. Стоял Великий пост, петь по-русски запрещалось, но опера называлась итальянской, хотя итальянцев в труппе было лишь двое: Батум, Кутаис, Елисаветполь… Федор пел почти каждый вечер, иногда подменяя заболевшего Семенова-Самарского.

Но неисповедимы актерские судьбы! Легкомысленная супруга антрепренера Ключарева сбежала с молодым артистом, оскорбленный офицер оказался сражен женским коварством, горестно запил — труппа распалась.

Снова голод, ночевки в заброшенных сараях, случайные выступления на садовых эстрадах, нищета, отчаяние, мысли о самоубийстве.

Федора, стоявшего в печальном раздумье у витрины оружейного магазина, окликнул знакомый голос. Он накормил изголодавшегося приятеля, приютил у себя…. Как причудливо подчас сплетаются пути и судьбы человеческие! В Казани, по дороге в Панаевский сад, Федор забегал перекусить в булочную Деренкова. Здесь в ту пору служил Алексей Пешков, возможно, они и перебрасывались случайными фразами. Теперь же и молодой Шаляпин, и Горький в поисках пристанища бродят по улицам и переулкам Тифлиса.

Их впечатления и жизненные увлечения похожи — обоих властно влечет театр. Горький читает рабочим железнодорожных мастерских трагедии Байрона и Шиллера, участвует в литературных вечерах в библиотеке В. Кайдаловой, хочет создать передвижную труппу, чтобы показывать спектакли в деревнях. Алекси-Месхишвили — он темпераментно играл Франца Моора. В Грузии сумели и оценить дебютные успехи двадцатилетнего конторского писца, и одобрить первые литературные шаги летнего мастерового.

Для обоих это была пора накопления незабываемых жизненных впечатлений, встреч с удивительными людьми, раздумий о времени и жизни, о призвании, о будущем. Среди любителей много служащих Закавказской железной дороги. Чтобы поддержать Федора, новые друзья нашли ему место конторщика в бухгалтерии — хороший почерк опять выручил Шаляпина в трудную минуту! Помощник начальника дороги П.

Корш, любитель музыки, почетный старшина Тифлисского музыкального кружка, обратил внимание на одаренного молодого человека, посоветовал серьезно учиться пению. Ситуация напоминала Уфу; писарская работа тяготила Федора.

Но накануне Федор задумал все-таки зайти к Дмитрию Андреевичу Усатову, преподавателю пения Тифлисского музыкального кружка, весьма своеобразному человеку, о котором он много слышал от своих друзей-сослуживцев. Это импульсивное решение Федора оказалось поистине судьбоносным. Выходец из крепостных графа Н. В году год рождения Шаляпина! Усатов окончил Петербургскую консерваторию по классу пения у известного профессора Камилло Эверарди.

Через три десятилетия Эверарди восхищался пением Шаляпина и, считая его в какой-то степени своим учеником, умиленно говорил ему: Усатов хорошо знал трудный быт провинциального артиста: Именно там, наряду с Ю. Покинув сцену, Усатов занялся вокальной педагогикой, иногда отваживался становиться за дирижерский пульт в Тифлисском музыкальном кружке.

Здоровье любимой жены Усатова — Марии Петровны — не позволяло жить в Москве, семья обосновалась в Тифлисе. Здесь Дмитрий Андреевич стал уважаем и любим, его окружали друзья, поклонники, благодарные ученики. Усатова знавал и Семенов-Самарский и даже как-то посоветовал Шаляпину пойти к нему в учение, но в ту пору Федор был отвлечен чем-то, как казалось ему, более существенным. Встречу с Усатовым Шаляпин запомнил надолго.

В дверях на него с визгливым лаем набросилась стая мопсов. На высокой ноте Усатов прервал его, пребольно ткнув в бок. По всей вероятности, опытный педагог задумался о певческих возможностях молодого человека. Федору показалось, что он уронил себя в глазах маэстро и шансов на успех нет, но на всякий случай спросил:.

Тогда Федор обрисовал Усатову сложившуюся житейскую ситуацию: Да еще едва ли и заплатят вам. Знаю я эти дела! Оставайтесь здесь и учитесь у меня. Денег за ученье я не возьму с вас. Усатов тут же отправил недоумевающего Федора с запиской к тифлисскому меценату и музыкальному деятелю Константину Николаевичу Алиханову, возглавлявшему Товарищество торговли аптечных складов. Тот назначил ученику Усатова стипендию — десять рублей в месяц.

Впервые в жизни Федор мог не думать о ночлеге и хлебе насущном. А как же Семенов-Самарский? Шаляпин написал в Казань: Но певец утешал себя тем, что многие поступают гораздо хуже ради более низких целей. В семье Усатова Федору на первых порах было тяжело и даже мучительно: Если вы будете есть с ножа, то разрежете себе рот до ушей! В подарок от Усатова он получил нижнее белье и носки, а потом и фрак, правда, слишком широкий в плечах и выглядевший коротким на его долговязой фигуре.

Но теперь Федору и самому стало очевидно: Рчеулов много способствовали образованию Федора, приносили книги, ноты, звали в оперу, на концерты, на драматические спектакли грузинской, армянской и русской труппы. По обоюдному согласию он получал предупреждение: Все это было непривычно для Шаляпина, притягивало, волновало его, он жадно впитывал новые впечатления.

На фотографиях, снятых в Тифлисе, Шаляпин мало похож на артиста. На голове почему-то соломенная шляпа-канотье с черной ленточкой. Дно шляпы было оторвано, держалось сзади на одной ниточке, при ходьбе от ветра поднималось вверх. Усатов точно определил диапазон голоса и научил Шаляпина пользоваться редким богатством обнаружившихся в нем вокальных красок.

Питоевым, пианистом и педагогом А. Имя Шаляпина попадает в газетные отзывы и рецензии. Для бенефисного концерта в сентябре года Усатов подготовил с Федором большую программу: Играет молодой артист неуверенно, порывисто, нервно, но держит себя на сцене достаточно свободно.

Видевшие и слышавшие г. Шаляпина зимой были приятно поражены теми успехами, которые сделал он за это короткое время. Нет сомнения, что при дальнейшей его работе над своим голосом из г. Шаляпина выработается очень и очень недурной исполнитель оперных ролей; для этого он обладает всеми данными: И все же главным для Шаляпина стали в ту пору уроки Усатова.

Дмитрий Андреевич — строгий наставник. Федор иногда ленился учить партии наизусть, он ставил на пюпитр рояля раскрытые ноты, а сам, отойдя в сторону, скашивал глаза и читал с листа. Усатов заметил это и однажды встал между нотами и певцом. Дмитрий Андреевич сильно разгневался, схватил трость и поколотил нерадивого ученика:.

Усатов открыл Шаляпину творчество Мусоргского, с его сочинениями певец в дальнейшем связал свою артистическую судьбу. Я вдруг почувствовал в этой странной музыке нечто удивительное, родное, знакомое мне. Мне показалось, что вся моя запутанная, нелегкая жизнь шла именно под эту музыку. Она всегда сопровождала меня, живет во мне, в душе моей и более того — она всюду в мире, знакомом мне. Мне хотелось плакать и смеяться. Павел ради сцены оставил успешную офицерскую службу в Мингрельском полку.

Когда в конце лета года помещение казенного театра арендовала оперная антреприза В. Форкатти, Шаляпин спросил Усатова: Надо выучить несколько опер. Однажды на репетиции Шаляпин услышал, как дирижер, веселый итальянец Иосиф Антонович Труффи — , говорил кому-то:. Дебют на сцене Тифлисского казенного театра — 28 февраля года — друзья получили одновременно. Их первое выступление отметила пресса. Агнивцев Амонасро и г. Шаляпин Рамфис , ученики г. Усатова, известные нам уже по концертам.

Репертуар театра Федор Шаляпин освоил уверенно, быстро преодолев робость и застенчивость. Игра его, как всегда, была безукоризненной. Сезон в Тифлисе завершился на высокой ноте успеха. С ворохом рецензий и рекомендательных писем друзья отправляются завоевывать Москву. Но было бы неверным не остановиться еще на одном существенном эпизоде жизни Шаляпина, уже сугубо личном, интимном.

Впоследствии, когда Шаляпин сблизится с Максимом Горьким, артист и писатель будут удивляться поразительному совпадению сюжетов. Недолгая жизнь в Тифлисе также сыграет в судьбе Горького важную роль. Как и Шаляпин, Горький в поисках заработка служил на Закавказской железной дороге — в слесарных мастерских.

Это обстоятельство окружало образы возлюбленных особым ореолом недосягаемости. Ольга Михеева окончила Петербургскую консерваторию. Ее рассказы о величественной красоте российской столицы приобщали Шаляпина к удивительному и неведомому прекрасному. Да и внешним обликом, манерой держаться Ольга сильно отличалась от знакомых Федору хористок, простых и не очень требовательных женщин. Незадолго до встречи с Ольгой Федор расстался со своей подругой Марией Шульц, приютившей оборванного бродягу-артиста в первые дни тифлисского бытия.

Шаляпин остался благодарен Марии за кров, за самоотверженность: Но, когда Федор сам начал зарабатывать, непрочный семейный быт совсем развалился.

Пьяные ссоры чередовались с бурными примирениями, и казалось, что выйти за пределы унылого и угнетающего однообразия уже невозможно…. Ольга же представлялась Федору воистину неземным созданием. Они познакомились на одном из концертов в музыкальном кружке. На следующем вечере выступал Федор. Против Федора ополчилась мать Ольги, она не разделяла выбора дочери. Однажды, желая выяснить, насколько далеко зашли отношения влюбленных, добродетельная мамаша спряталась за шкафом, но неловким движением обнаружила себя.

Изумлению и возмущению Федора не было предела. Он не сомневался, что оскорбленная Ольга порвет с матерью, предложил возлюбленной уйти к нему, жить на его скромный достаток.

К тому же ни Горький, ни Шаляпин в ту пору не могли обеспечить своим возлюбленным более или менее достойную жизнь; это, безусловно, влияло на отношения и неизбежно способствовало разрыву.

Однако именно так и произошло… Ольга Петровна Михеева — , скромная учительница музыки, до старости жила в Тифлисе. Первая любовь артиста пережила его на пять лет…. Последнее впечатление Федора о Тифлисе: Я начал уговаривать ее ехать со мною. Пережитые скитания не погасили романтическую наивность и восторженность. Вместе с Пашей Агнивцевым Шаляпин едет в Москву.

По дороге умудрились в Ставрополе дать концерт; в кармане гонорар — рублей, огромная сумма! Мысли о Москве, о Большом театре будоражат воображение молодого певца. Приподнятого настроения как не бывало, в душе горечь, тревога и злость на самого себя. Даже Паше Агнивцеву стыдно признаться в происшедшем.

Радость от встречи с Москвой омрачена. Город только ошеломил провинциалов своей пестротой, суетой и шумом. Оставив свой нехитрый багаж в номерах, Шаляпин направился на Театральную площадь. Большой театр с величественной колоннадой, увенчанной квадригой Аполлона, поразил его.

Храм искусства показался строгим и неприступным, не верилось, что его двери могут гостеприимно распахнуться перед ничтожным провинциалом, каким чувствовал себя Федор в эти минуты. Рядом с площадью — Охотный ряд, лавки, полные мясных туш, овощей, фруктов. Снуют разносчики всяческой снеди, бойкие лоточники, пестрят вывески трактиров, чайных, кофеен… но в кармане пусто. Поутру Федор отправился в Дирекцию императорских театров — на Большую Дмитровку.

Сонный сторож куда-то унес рекомендательное письмо Усатова, потянулись часы томительного ожидания. Пчельников его не примет, а императорские театры закрыты до осени, прослушать певца некому. Авранек — может быть, Шаляпину помогут письма их тифлисских коллег, антрепренера В. Форкатти и дирижера И. Но и здесь певец не встретил сочувствия: Видимо, от соседей по номерам узнали Шаляпин и Агнивцев о Театральном агентстве Е.

И вот они перед домом Сушкина в Георгиевском переулке, что на углу Тверской. Умная и бывалая дама Елизавета Николаевна Рассохина — заботилась в первую очередь о коммерческом успехе своего предприятия.

Она помогала антрепренерам набрать труппу подешевле и получала за это хороший процент. Так запомнилось посещение бюро Рассохиной известному провинциальному актеру и режиссеру Н.

Федор принес Рассохиной свои фотографии в ролях, вырезки из тифлисских газет. Но не он один искал здесь хоть какой-нибудь сносный ангажемент. У дверей кабинета Рассохиной толпились актеры. В ожидании приема Шаляпин и Агнивцев слушали витиеватые актерские байки: Наконец Шаляпина приглашают в кабинет. Елизавета Николаевна желает услышать его пение. Мы найдем вам театр! Ждать пришлось почти месяц.

Бездеятельное прозябание в дешевых номерах угнетало — грязь, скандалы, крикливые соседи. В воспоминаниях Шаляпин назовет свое пристанище конурой. Паша Агнивцев приглашает товарища прогуляться по Москве. Но с голодом не поспоришь, и Федор признается Павлу: Друг благородно предлагает свои, они обедают в трактире Рогова, помещавшемся непосредственно под Театральным агентством. В залах с низкими потолками, в клубах сизого дыма охотнорядские мясники, рыбники, возчики, грузчики, разносчики подводят итоги дневной торговли, выясняют отношения; там же актерская братия пропивает и проедает жалкие свои авансы, гонорары, золоченые портсигары и прочие подношения признательной публики.

Паша отзывчив и добр, но при этом отличается необыкновенной скрупулезностью: Если он расходовал семь копеек, то записывал за Федором три с половиной. Это, конечно, правильно, однако как скучно! После таких обедов хотелось побыть одному. Федор уходил на Воробьевы горы и оттуда любовался Москвой, золочеными куполами и маковками церквей. Наконец пришел вызов от Рассохиной. Захватив ноты, Федор мчится в Георгиевский переулок — его ждут!

Возьмите клавир и учите. Все поразило Шаляпина — и важный тон Лентовского, исключающий вопросы и сомнения, и щедрые рублей — нежданное богатство! Рассохина позаботилась и о дальнейшем трудоустройстве Шаляпина, оформила с ним контракт на предстоящий зимний сезон в Казань и кабальный вексель, по которому Шаляпин в случае отказа от обязательств платит серьезную неустойку.

Но в эту минуту Лентовский и Рассохина казались ему благодетелями — он снова полон надежд, верит в грядущий успех! А между тем Михаил Валентинович Лентовский оказался в положении банкрота.

Судьба Павла Агнивцева еще не решена, но Федор не может скрыть своей радости, он спешит покинуть Москву. Друзья встретятся только через пять лет, в апреле года: А пока — в путь! Федор на перроне Николаевского вокзала, дымит паровоз, начальник станции в последний раз трижды ударяет в станционный колокол, протяжный гудок! Шаляпин едет в Петербург. Театры в столице закрыли сезон, артисты ринулись гастролировать в ближнюю и дальнюю провинцию, горожане отдыхают на дачах — теперь это модно.

Впрочем, и здесь на наскоро сбитых дощатых подмостках можно было встретиться с высоким искусством. В поселке Озерки зрители, как сообщалось в газетной хронике, благодарно аплодировали талантливой инженю госпоже В. Комиссаржевской, впервые выступившей перед петербургской публикой. В эту же пору, в последние июньские дни года, в Петербурге объявился и певец Федор Шаляпин.

Его пылкому воображению российская столица рисовалась каким-то праздничным городом, вознесенным на гору и утопающим в зелени. Из окна вагона увидел он поначалу бесконечные рабочие слободы, закопченные трубы фабрик, кирпичные заводские корпуса. И город показался Федору дымным, хмурым, не похожим на тот, который он себе представлял. Чего ждал Шаляпин от Петербурга?

Далекоидущих планов у него не было. На извозчиках, на небольших пароходиках, курсировавших по Большой Невке, прибывали офицеры с нарядными дамами, модные адвокаты, биржевые маклеры, чиновники, купцы, содержатели торговых домов и магазинов. Бывал здесь народ и попроще. Зрелищ предлагалось много, на разные вкусы и по разным ценам. Нынешний сезон открылся, как обычно, весной, в мае. Зрителям обещана заманчивая программа: Артисты выступали в закрытом помещении и в саду, на открытой эстраде.

Однако зрители быстро охладели к спектаклю, к тому же рецензенты сочли представление скучным, грубым, бессмысленным и несценичным. Но прессой дебют Шаляпина в Петербурге был замечен. Первое упоминание в столичной прессе не обошлось без опечатки. Шаляпину тоже пора было уезжать в родную Казань: Но как же не хотелось ему теперь покидать Петербург!

Федору нравились широкие, ровные, прямые многолюдные улицы, просторы проспектов и набережных, полноводная темная Нева, украшенные скульптурами аллеи Летнего сада. Город увлек молодого певца своим прекрасным обликом, пестрой художественной жизнью, неожиданными встречами…. Однако что там доискиваться и выяснять. Как бы то ни было, он решил остаться в Петербурге и в надежде на счастливый случай дал объявление в газете: Предложений, однако, не последовало.

Шаляпин покинул Новую Деревню и переселился на Охту, пристанище петербургской ремесленной бедноты, район жалких лачуг, чахлых деревьев: Огромные доходные дома неожиданно возникали даже в центре города, они скрыли Адмиралтейство, ранее выходившее на Неву, и Петербург лишился едва ли не лучшего из своих архитектурных ансамблей. Одно из уродливых зданий — Панаевский театр, названный так по фамилии своего владельца.

Летом года его арендовало Оперное товарищество дирижера И. Неудивительно, что здесь вскоре оказался и Шаляпин. Труппу набрали в основном из провинциальных певцов, и они с энтузиазмом взялись за дело. Репертуар составили из популярных ходовых названий, хорошо знакомых Шаляпину по Тифлису: Спустя месяц — премьера оперы Дж.

В знак траура театры закрыты почти на полтора месяца, но Панаевской труппе после долгих хлопот разрешили играть оперы. О Шаляпине одобрительно отзываются рецензенты, певцом интересуются знатоки театра, за кулисы приходят известные в художественном мире люди.

Один из таких авторитетных музыкантов — Василий Васильевич Андреев — , балалаечник-виртуоз, организатор и руководитель русского народного оркестра. Он сразу оценил талант Шаляпина, проникся к нему теплой симпатией, пригласил к себе. В его доме собирались музыканты, артисты, художники. В и годах его оркестр имел успех в Париже, он стал часто выступать с концертами в Петербурге и Москве. Андреев возрождал и совершенствовал старинные народные инструменты. Андреев привлекал к себе простотой общения, открытым дружелюбием, приветливостью.

Наблюдая Шаляпина, Андреев, как когда-то Усатов, заботливо советовал певцу, как следует вести себя в обществе. Федор не обижался, он и сам тяготился своей провинциальной неуклюжестью.

Андреев усердно и очень умело старался перевоспитать меня. Молодой артист подкупал своей необыкновенной восприимчивостью, как губка впитывал он новые впечатления, жадно слушал собеседников. Василий Васильевич целенаправленно расширял круг его знакомых и наконец свел с дирижером Мариинского театра Эдуардом Францевичем Направником — Андреев и новые молодые друзья певца братья Василий и Николай Стюарты.

Филиппов — фигура колоритная. Член Комитета министров, государственный контролер, убежденный славянофил, он дружил с А. Помимо высоких государственных чинов Филиппов был активным членом Русского литературного общества, председателем песенной комиссии отделения этнографии Русского географического общества, энергично руководил работой по собиранию, изучению и изданию народных песен, организовывал научные экспедиции по сбору отечественного фольклора.

Федор стал бывать на музыкальных вечерах Филиппова, пел соло и в хоре. В начале января года Т. Филиппов собрал в гостиной многих знаменитостей: Много лет спустя М. Голос был бабий, но нельзя было подумать, что стихи читает старуха. Помимо добротной красоты слов было в этом голосе что-то нечеловечески ласковое и мудрое… Он Самгин. Федор проникновенно исполнил арию Сусанина, чем растрогал сестру Глинки Людмилу Ивановну Шестакову — Тогда же Шаляпин познакомился с Иваном Федоровичем Горбуновым — , актером Малого и затем Александрийского театра.

Горбунов прекрасно играл характерные роли в пьесах A. Островского, но особенно прославился как непревзойденный рассказчик и исполнитель драматических импровизаций и собственных жанровых зарисовок. Шаляпин не успел близко сойтись с Горбуновым: Но певец всегда тепло вспоминал об Иване Федоровиче, считал, что многому научился у него, тоже старался в жизни и на сцене быть свободным и пластичным. Шестакова разглядели в нем удивительный талант артиста, живой ум, восприимчивую душу, старались помочь ему, щедро делились своим опытом — житейским и художественным.

Вечера у Андреева нередко продолжались в ресторане Лейнера. На втором этаже огромного здания, фасады которого выходили на Невский, набережную Мойки и Большую Морскую, разместился своеобразный артистический клуб. Публика собиралась яркая, талантливая, шумная.

Завсегдатаем был Мамонт Дальский, в ту пору премьер Александрийского театра, фигура в Петербурге весьма популярная. Известен был Дальский и бурными богемными авантюрами. Кстати, мало кто знает и сегодня, что имя Дальского — к вымершему виду древних слонов — мамонтов, живших в ледниковую эпоху в Европе, никакого отношения не имеет. На визитных карточках Дальского: Шаляпин увидел Дальского в спектаклях Александрийского театра. Императорские театры традиционно открывались в России 30 августа, попасть туда бедному провинциалу было трудно: Но Федор старался не пропускать спектакли дачных антреприз, в которых нередко играли знаменитости, а также различные благотворительные представления с их участием.

Как-то он оказался в летнем театре в Петергофе. В представлении участвовали премьеры Александринки — М. Ленский и молодой тогда Юрий Михайлович Юрьев — … На следующий день Юрьев зашел по каким-то делам в Контору императорских театров и увидел среди толпящихся чиновников и артистов шумного блондина — то ли семинариста-бурсака, то ли церковного певчего.

Незнакомец привлекал к себе внимание выразительной мимикой и жестикуляцией. Он заметил пристальный взгляд Юрьева и, когда тот собрался уходить, с досадой и при этом добродушно обратился к окружающим:.

Я все ждал, что вы догадаетесь это сделать, и вот теперь самому приходится быть навязчивым. Их представили друг другу, и Шаляпин тут же стал восторгаться виденным накануне спектаклем:. Особенно мне понравилась тургеневская вещица… Тургенев! Вот, шут его побери, так писатель!.. Италия, Сорренто, вдали Везувий, луна, гитара, серенада, и на фоне всего тут тебе влюбленная парочка… Дьявольски красиво!.. Так потянуло меня в этот благословенный край!.. А главное, у этого шельмы Ивана Сергеева все в точку!..

Можно было и засахарить. Юрию Юрьеву, в общем-то привыкшему к назойливым откровениям поклонников, такой непосредственный экспромт показался любопытным: Юрьев с интересом поддержал разговор и немало подивился поведанной ему истории появления Федора в столице и его страстной любви к театру. Я и теперь люблю драму более всего… Но к вам так трудно проникать…. Юрьев вручил ему желанную контрамарку и пригласил зайти в антракте.

Федор появился после первого акта и сразу же заговорил о Гамлете — Дальском. Юрьев тут же, не мешкая, познакомил знаменитого актера с его новым почитателем, и эта встреча положила начало двадцатилетней дружбе Дальского и Шаляпина. Федор сразу подчинился неотразимому обаянию Дальского, его таланту, его волевому напору. Гостиница привлекала внимание броской зазывной рекламой: Санкт-Петербург, Пушкинская улица, дом 20, близ Николаевского вокзала.

Объявление завершалось загадочным предупреждением: Вероятно, им-то и была ведома истинная репутация отеля. Опекушина, фигура поэта казалась здесь крошечной и неуместной. Пыльные портьеры и насекомые в комнатах не омрачали настроения. Шаляпин неразлучен с Дальским. Его удаль, молодечество, желание эпатировать публику импонировали молодому певцу. Несмотря на необузданность, подчас наигранную вспыльчивость, Дальский, по словам театрального критика А.

Артистом же Дальский был и в самом деле незаурядным. Шаляпин не просто увлекался спектаклями Александрийского театра и игрой артистов — он хотел вникнуть в самую суть и логику сценического поведения, пытался понять, возможно ли что-нибудь из увиденного перенести на оперную сцену.

Она жила на Фонтанке, у Чернышева моста, в ее всегда открытом доме было просто, без чинности. Зоя Юлиановна Яковлева Рушиц пользовалась известностью в петербургских литературных и артистических кругах как прекрасная исполнительница комических ролей в любительских спектаклях, а позднее и как писательница. Искренняя непосредственность, природный дар лицедея стремительно обогащались яркими впечатлениями, преобразовывались в высокий артистизм неповторимой творческой индивидуальности.

Федор легко вбирал в себя чувственный и жизненный опыт собеседника, кем бы тот ни был — случайным попутчиком, собратом по счастью или несчастью, чиновником в конторе, церковным певчим, поваром, гувернанткой или выдающимся ученым, музыкантом, художником, актером, писателем, великим князем или особой царской фамилии.

А имена тех, кого Шаляпин называл своими наставниками или учителями, могли бы составить обширный список. Создатель Русской частной оперы, энергичный промышленник и увлеченный искусством меценат Савва Иванович Мамонтов восхищенно рассказывал своему другу Константину Сергеевичу Станиславскому, одному из основателей Московского Художественного театра, как молодой Шаляпин жадно вбирал новые сведения о жизни и об искусстве.

И в юные годы актерских скитаний, и в пору своей фантастической славы Шаляпин всегда — душа компании, Человек Театра, неистощимый на выдумку. Имея в запасе множество занятных историй, жанровых зарисовок, Шаляпин сразу окружал себя благодарными слушателями и зрителями. До последних дней певца восторженным слушателем оставался его друг, замкнутый и не любивший шумных сборищ Сергей Васильевич Рахманинов.

Великим художником и реформатором отечественного и мирового искусства Федор Иванович Шаляпин стал не только благодаря своему трудолюбию, творческой целеустремленности, стечению обстоятельств, но еще и потому, что его природный дар был чутко услышан, замечен, заботливо взлелеян, понят и взращен окружавшими его талантливыми людьми, остро ощутившими бунтарский освободительный дух времени в самом широком смысле.

Творец великих сценических шедевров, Шаляпин сам становился персонажем литературных и музыкальных произведений, живописных полотен, зарисовок, скульптурных изваяний… Современники увидели в нем портрет времени, обобщенный символ эпохи, воплощение творческих и мировоззренческих исканий целых поколений. Соответствовал ли Шаляпин как реальная фигура представлениям о нем, нередко односторонним, восторженным, подчас демонстративно категоричным, а порой и искусственно навязанным публике?

Однозначно ответить на этот вопрос трудно. Художник, щедро одаренная природой личность, великий работник в искусстве! В Шаляпине боролось, уживалось, конфликтовало множество противоречивых идей, рожденных полетом вдохновения, ищущей мысли, остротой пережитых чувств. В их борениях рождался гений созидания, в них прямо и косвенно проявилось и то живое влияние, которое оказывали на Шаляпина современники и породившая их эпоха.

Художник, творец и в то же время человек — неотразимо обаятельный, страстный, открытый людям, окрыленный светлой увлеченностью жизнью, театром, любимой женщиной, природой, детьми, друзьями, товарищами по искусству. Введите E-mail или ID: Дмитриевский Виталий Николаевич - Книга: Виталий Николаевич Дмитриевский Шаляпин Весь мир — театр.

Страницы из моей жизни. Перейти к описанию Следующая страница. ЛитЛайф оперативно блокирует доступ к незаконным и экстремистским материалам при получении уведомления. Согласно правилам сайта , пользователям запрещено размещать произведения, нарушающие авторские права. ЛитЛайф не инициирует размещение, не определяет получателя, не утверждает и не проверяет все загружаемые произведения из-за отсутствия технической возможности.

Если вы обнаружили незаконные материалы или нарушение авторских прав, то просим вас прислать жалобу.