Skip to content

Последний странник Джон Твелв Хоукс

У нас вы можете скачать книгу Последний странник Джон Твелв Хоукс в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Для обороны позиция подходила плохо, но Майю это не должно было волновать. Она наблюдала, как пожилая супружеская пара и группа туристов из Германии забрались в автобус и принялись устраивать на полки свои чемоданы. Майя попыталась отвлечься, думая о Торне, но тело пересилило сопротивление разума, и она перебралась на сиденье у запасного выхода.

Проиграв в споре с собственной натурой, Майя раздраженно стиснула кулаки и уставилась в окно. Когда автобус отъехал от аэровокзала, начинало потихоньку моросить, а к тому времени, как они добрались до центра города, дождь полил будто из ведра. Прага стоит на берегах реки, но из-за узких улочек и домов из серого камня Майе чудилось, что она попала в лабиринт. Повсюду высились старинные замки и соборы, и их остроконечные готические башни упирались прямо в небо. На автобусной остановке Майе опять пришлось делать выбор.

Она могла добраться до гостиницы пешком или поймать такси. Он проповедовал философский подход к жизни. Арлекины отвергали бессмысленную рутину и удобные привычки. Они соблюдали строгую дисциплину и в то же время не боялись перемен. Шел дождь, и Майя успела немного промокнуть. Самым очевидным решением было взять такси, которое стояло у обочины. Несколько секунд Майя колебалась, а затем решила действовать как обычный обыватель. Ухватив чемоданы одной рукой, она распахнула дверцу автомобиля и села на заднее сиденье.

Водителем оказался маленький плотный бородач, немного напоминавший тролля. Стоял он в переулке с булыжной мостовой, совсем недалеко от Пражского Града. Майя расплатилась с водителем и попыталась открыть дверцу, однако та не поддавалась.

Швейцар занес чемоданы в отель. Отправляясь на встречу с отцом, Майя решила захватить с собой обычный набор оружия, спрятав его в треногу для видеокамеры.

Определить Майину национальность по внешности было непросто, и швейцар обратился к ней сначала по-французски, а затем по-английски. Для поездки в Прагу яркая лондонская одежда не подходила, поэтому Майя надела полуботинки, черный пуловер и просторные серые брюки. Арлекины всегда предпочитали носить темную, сшитую на заказ одежду из дорогих тканей.

Ничего броского и обтягивающего. Ничего, что могло бы сковать движения и помешать во время боя. В просторном вестибюле стояли кресла и маленькие столики.

На стенах выцветшие гобелены. Сбоку, в обеденной зоне, несколько пожилых дам пили чай, перешептываясь над подносом с выпечкой. Портье за конторкой бросил взгляд на треногу, а затем — уже с пониманием — на футляр видеокамеры. Одно из основных правил Арлекина — всегда иметь при себе то, что объясняло бы, кто ты и почему здесь находишься. Видеооборудование подходило для этой цели идеально. И швейцар, и портье наверняка подумали, что Майя приехала снимать документальный фильм о Праге.

Ее поселили на третьем этаже, в темном двухкомнатном номере, заставленном мягкой мебелью и поддельными викторианскими лампами. Одно окно выходило на улицу, а другое смотрело в сад и на гостиничный ресторан на открытым воздухе. На улице по-прежнему лил дождь, поэтому ресторан не работал. Полосатые зонты промокли насквозь, а стулья жались к круглым столам как усталые солдатики.

Майя заглянула под кровать и обнаружила там небольшой подарок от отца — абордажный крюк и пятьдесят метров витого троса. Если в дверь постучит нежеланный гость, Майя сможет за десять секунд ускользнуть из отеля через окно.

Сняв плащ, она ополоснула лицо и положила на постель треногу. Когда Майя проходила в аэропорту таможенный контроль, ее видеокамеру и многочисленные объективы проверяли особенно долго.

На самом деле оружие было спрятано в штативе. В одной из ножек находились два ножа — стилет для колющих ударов и утяжеленный метательный нож. Майя достала их, поместила в ножны и вставила под эластичные повязки на предплечьях. Затем аккуратно опустила рукава пуловера и взглянула на себя в зеркало. Под просторным свитером оружие было совсем незаметно. Майя скрестила запястья, сделала резкое движение руками, и в ее правой ладони очутился стилет.

Во второй ножке штатива Майя спрятала клинок от меча. В третьей — его гарду и рукоять. Майя достала их и соединила с клинком. Гарда крепилась на стержне и могла складываться. Когда Майя выходила с мечом на улицу, боковые дуги гарды лежали параллельно клинку, и весь меч становился прямой полоской металла. Когда приходилось сражаться, гарда мгновенно занимала рабочее положение.

Кроме треноги и видеокамеры Майя привезла с собой металлический тубус на плечевом ремне. Футляр не выглядел чем-то сугубо техническим, а скорее напоминал предмет, который художница могла нести к себе в студию.

На самом деле Майя носила в тубусе меч. На то, чтобы достать его из футляра, уходило две секунды. Еще одна секунда требовалась, чтобы напасть. Отец научил Майю пользоваться холодным оружием еще в детстве, а в классе кэндо она усовершенствовала навыки под руководством учителя-японца. Кроме того, Арлекинов с детства обучали пользоваться стрелковым оружием — как короткоствольным, так и длинноствольным. Майя предпочитала штурмовые винтовки, желательно двенадцатого калибра, со складным прикладом и пистолетной рукояткой.

Использование старомодных мечей наравне с современным оружием считалось — и ценилось — как стиль Арлекинов. Винтовки и револьверы были необходимым злом, а мечи существовали за пределами современной эпохи, свободные от надзора Системы и вне любых с ней соглашений.

Бой на мечах учил держать равновесие, разрабатывать тактику и не проявлять жалости. Подобно сикхскому кирпану, меч Арлекина связывал каждого бойца духовным долгом и обязывал соблюдать воинские традиции.

Торн считал, что для использования мечей имелись и чисто практические основания. Спрятанное в устройстве наподобие треноги холодное оружие могло без труда проходить через системы безопасности в аэропортах.

Меч не издавал никакого шума и был настолько необычен, что у неподготовленного противника вызывал шок. Майя сделала вид, что нападает на невидимого противника. Сначала ложный выпад в голову. Затем перевод меча вниз, на уровень колена. Хруст костей и хряща… и вы отрубили чью-то ногу. На мотке спасательного троса лежал коричневый конверт. Разорвав его, Майя прочла время и место встречи. Бетлемская площадь в Старом городе.

Она положила меч на колени и, выключив свет, приступила к медитации. Перед глазами у Майи поплыли образы и воспоминания о том единственном случае, когда ей, как настоящему Арлекину, довелось сражаться в одиночку.

Ей было семнадцать, и отец привез ее в Брюссель — охранять дзенского монаха, который прибыл в Европу с визитом. Тот монах был Следопытом, одним из духовных учителей, что показывали возможному Страннику, как перейти в иное измерение.

Хотя Арлекины не давали обета защищать Следопытов, воины помогали учителям всегда, когда могли. Дзенский монах считался одним из самых великих учителей и значился у Табулы в списке смертников. Той ночью в Брюсселе Торн и его друг из Франции, Линден, дежурили наверху, возле гостиничного номера монаха. Майе, переодетой в горничную, велели спуститься в подвал и охранять двери грузового лифта.

Когда появились двое наемников Табулы, помочь Майе оказалось некому. Одному из них она прострелила из автоматического пистолета горло, другого зарубила мечом. Кровь забрызгала ей все руки и перепачкала серую униформу. Когда Линден спустился в подвал, Майя сидела на полу и плакала навзрыд. Два года спустя тот монах погиб в автокатастрофе. Вся пролитая ею кровь и вся боль оказались совершенно бессмысленными.

Наши Странники на небесах. Наши Странники на небесах… Черт их всех побери! Около шести часов дождь перестал, и Майя решила отправиться к дому Торна пешком. Выйдя из отеля, она отыскала улицу Мостецкую и направилась к Карлову мосту. Широкий каменный мост освещали разноцветные фонари, заливая светом длинный ряд статуй. Человек с рюкзаком, положив на землю шляпу, играл на гитаре. Уличный художник рисовал углем портрет немолодой туристки. Посреди моста стоял большой золотой крест, и Майя вспомнила, что он должен приносить удачу.

Конечно, такой вещи, как удача, на свете не существует, но Майя все равно дотронулась до креста рукой и прошептала: Устыдившись собственной слабости, она немного прибавила шаг и, сойдя с Карлова моста, вступила в Старый город. Церкви, магазины и ресторанчики жались здесь друг к другу, будто пассажиры в переполненном трамвае.

Молодые чехи и иностранные туристы с рюкзаками за спиной стояли перед пивными и, скучая, покуривали травку. Торн жил на Конвиктской улице, в одном квартале от секретной тюрьмы на улице Бартоломейской. Теперь монахини вернулись на прежнее место, а полиция перебралась в здания неподалеку. Вышагивая по кварталу, Майя поняла, почему Торн обосновался именно здесь.

Во-первых, Прага до сих пор выглядела как средневековый город, а Арлекины в массе своей ненавидели все современное. Во-вторых, в городе имелись приличные больницы, хороший транспорт и интернет.

Третья и самая главная причина состояла в том, что чешская полиция получила воспитание в эпоху коммунизма. Дав взятку нужному человеку, Торн всегда мог заглянуть в полицейскую картотеку и архивы. Однажды в Барселоне Майя познакомилась с цыганом, который объяснил ей, почему представители его народа имеют полное право обчищать карманы и гостиничные номера туристов. Когда римляне распинали Иисуса, они приготовили золотой гвоздь, чтобы вбить его Спасителю в сердце.

Однако какой-то цыган — по всей видимости, в древнем Иерусалиме тоже жили цыгане — украл этот гвоздь. С тех самых пор Господь позволил цыганам воровать до скончания времен.

Арлекины не были цыганами, но Майе показалось, что образ их мыслей отличался ненамного. Торн и все его друзья и соратники обладали высокоразвитым чувством долга и чести, соблюдали строгую дисциплину и были преданы друг другу, но к законам обычных граждан относились с презрением.

Арлекины считали, что данная ими клятва охранять Странников оправдывает все убийства. Майя неторопливо прошла мимо церкви Святого Распятия и взглянула на другую сторону Конвиктской улицы — на дом номер восемнадцать. На первом этаже находилась красная входная дверь, втиснутая между магазином сантехники и салоном дамского белья.

В витрине последнего стоял манекен в поясе с подвязками и паре блестящих чулок. На втором и третьем этаже часть окон была закрыта ставнями, а в остальных не горел свет. В домах Арлекинов всегда имелось по меньшей мере три выхода, причем один из них обязательно был потайным.

В доме номер восемнадцать имелся парадный вход через красную дверь и запасный выход в задний переулок. Потайной ход, вероятно, вел с верхних этажей в салон дамского белья. Майя открыла тубус и наклонила его так, чтобы рукоять меча выскользнула наружу на пару сантиметров. Вызов пришел ей в Лондон обычным путем: Майя не знала, жив Торн или нет.

Если в Табуле выяснили, что девять лет назад она участвовала в том убийстве в отеле, то могли выманить Майю из Англии, чтобы расправиться с ней на чужой территории.

Перейдя улицу, она остановилась перед салоном дамского белья и заглянула в витрину. Майя искала традиционный символ Арлекинов — маску, или кусок ткани с ромбовидным рисунком, или другой знак, который снял бы растущее беспокойство. Майя медленно спустилась на тротуар и на его бетонном покрытии увидела сделанный мелом рисунок.

Овал, перечеркнутый тремя прямыми линиями — символическое изображение лютни Арлекина. Если бы знак оставил кто-то из Табулы, он постарался бы, чтобы рисунок сильнее походил на инструмент.

Однако набросок, напротив, был очень небрежен и полустерт, словно его от нечего делать нарисовал ребенок. Надавив кнопку звонка, Майя услышала его жужжание и заметила, что под металлическим козырьком наддверной рамой установлена камера видеонаблюдения. Дверь, щелкнув, открылась, и Майя ступила внутрь. Она оказалась в маленькой прихожей, которая вела к крутой железной лестнице. Дверь за Майиной спиной плавно закрылась, а трехдюймовый засов скользнул обратно в паз.

Майя вынула меч и, поставив гарду поперек клинка, стала подниматься по лестнице. Наверху оказалась еще одна металлическая дверь и еще один звонок. Майя надавила на кнопку, и из маленького динамика раздался электронный голос:. Компьютер проанализировал ее голос, и через три секунды вторая дверь со щелчком открылась. Майя вошла в просторную белую комнату с полированным деревянным полом. Квартира отца была чистой и строгой.

Ничего яркого и искусственного. От входа гостиную отделяла невысокая перегородка. В комнате стояло кожаное кресло и стеклянный кофейный столик с желтой орхидеей в вазе. На стене висели два плаката. Один рекламировал выставку самурайских мечей в токийском музее изобразительных искусств Недзу. Француз бросил на холст с высоты одного метра несколько веревок, а потом просто очертил их контуры. Как и всякий Арлекин, Дюшон не боролся со случайностями и непостоянством.

Он использовал их, чтобы создавать искусство. Майя услышала звук шагов, и из-за угла показался молодой человек — босой, с обритой головой и немецким пистолетом-пулеметом в руке. Мужчина улыбался, а его оружие смотрело вниз под углом сорок пять градусов. Майя решила, что если он сделает глупость, подняв пистолет, она отступит влево и мечом раскроит противнику лицо. Красавица для зверя ЛП. Невеста твоего брата СИ. Особенная для двоих ЛП.

Красная Шапочка и Серый Волк: Вакансия на должность жены СИ. Светлое чудо для темного мага СИ. Планета мужчин или Пенсионерки на выданье СИ. Охраняя свое наваждение ЛП. Удел драконьей жрицы СИ. Перемены к лучшему ЛП. Захваченная инопланетным дикарем ЛП. При использовании текстов библиотеки ссылка обязательна: Назад к карточке книги. Назад к карточке книги "Последний странник".

Почитать похожее на эту книгу. Моя нечаянная радость Автор: Я, Майя Плисецкая Автор: Мифы инков и майя Автор: Популярные книги за неделю. Он - избалованный сын богатых родителей. Когда они поднялись к выходу, на улице начинало понемногу темнеть. В Финсбери-Парке располагался один индийский ресторанчик, и Торн заказал там столик.

Майя услышала громкие звуки — пронзительные гудки и отдаленные крики — и подумала, что где-то, наверное, устроили политическую демонстрацию. Отец провел ее через турникет и вывел на улицу, будто на войну.

Стоя на тротуаре, она смотрела, как вниз по Хайбери-Хилл-роуд идет толпа людей. Никаких плакатов они не держали, и Майя поняла, что наблюдает за окончанием футбольного матча. Обычно путь от стадиона до входа в метро занимал совсем немного времени, но в тот день проход по Норт-Лондон-стрит превратился в прогон сквозь строй. Полицейские стояли по обочинам дороги. Бело-синие шли в центре. Красные бросали в них бутылки и старались прорваться через ограждения.

Случайные прохожие протискивались между припаркованными автомобилями и опрокинутыми мусорными баками. Вдоль бордюра росли кусты боярышника, и их розовые цветы покачивались всякий раз, когда кто-нибудь задевал ветви. Лепестки поднимались в воздух, а затем падали в беспокойную толпу. Основная масса людей шла к входу в метро и находилась от него всего в сотне метров. Торн мог свернуть влево, к Джиллеспи-роуд, но вместо этого продолжал стоять на тротуаре, изучая идущих на него с Майей людей.

Уверенный в собственных силах, он смотрел на бессмысленную злобу и насилие трутней с легкой улыбкой. Кроме меча он носил по меньшей мере один кинжал и один пистолет, добытый по знакомству в Америке. При желании отец мог убить немало дебоширов, но за столкновением наблюдала полиция.

Майя бросила взгляд на отца. Торн посмотрел на дочь так, словно чувствовал ее страх, и Майя промолчала. Голоса слились в сплошной злобный рев. Раздались пронзительные трели свистков и вой полицейских сирен. В воздух взлетела пивная бутылка и разбилась на мелкие осколки в нескольких футах от Торна и Майи.

Внезапно клин красных шарфов и рубах прорвал полицейское оцепление, и началась потасовка. Одному из полицейских разбили в кровь лицо.

Он поднял дубинку и ударил кого-то в ответ. Торн развернулся и втолкнул дочь обратно в станцию метро, чтобы найти убежище там. Толпа пронесла их с Торном мимо билетной будки, где за толстым стеклом сидел перепуганный пожилой продавец. Отец перепрыгнул через турникет, Майя последовала за ним.

Теперь они снова оказались в длинном тоннеле, который вел вниз, к поездам. Она обернулась и увидела, что люди в красном прорвались в тоннель и бегут следом. У того слетели очки, из разбитого носа брызнула кровь. Мужчина пытался вырваться, а они пинали его и били кулаками. Снова полилась кровь, но полиции нигде не было. Торн схватил Майю за шиворот и поволок сквозь толпу дерущихся. Один из фанатов бросился на них, и отец остановил его быстрым, резким ударом в горло.

Майя кинулась вниз, к лестничной площадке. Однако не успела она опомниться, как что-то похожее на веревку перекинулось через ее правое плечо и поперек груди. За долю секунды она поняла, что весь день в зоопарке, увлекательные истории о зверях и поход в ресторан были частью плана.

Отец знал о футбольном матче, наверняка побывал здесь заранее и рассчитал время их прибытия.