Skip to content

Музей Вальрафа-Рихарца. Кельн Е. Иванова

У нас вы можете скачать книгу Музей Вальрафа-Рихарца. Кельн Е. Иванова в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Кельн же никогда королевской резиденцией не был, и его художественное собрание скорее отражало вкус буржуазии. После поражения Германии в Первой мировой войне и самопровозглашения города столицей Рейнской республики территория Кельна вновь оказалась в зоне французской оккупации.

Однако эти политические события не повлияли на развитие городской жизни. Снова открылся университет, коллекция пополнилась значительным количеством работ современных художников-авангардистов. По-настоящему черные времена настали для музея с приходом к власти фашистов. Имена Гогена, Сезанна, Пикассо, Матисса, Мунка, Кандинского оказались вычеркнутыми из истории искусства, их работы были изъяты из всех собраний Германии, музей Вальрафа — Рихарца не оказался исключением.

В британская авиация практически уничтожила Кельн. После войны его восстановлением занялся новый канцлер Германии Конрад Аденауэр, бывший ранее бургомистром города. Восстановительные работы в Кельне продолжались вплоть до х. В на месте разрушенного здания было построено новое.

В супруги Ирена и Петер Людвиг, промышленники из Аахена, передали в дар музею свое собрание американского и европейского искусства XX века всего порядка работ. В было решено перевести коллекцию Вальрафа — Рихарца и семьи Людвиг в другое здание недалеко от Кельнского собора, а в прежнем разместить Музей прикладного искусства.

Со временем произведения XX века были отделены и основан новый музей Людвига. Оба собрания продолжали соседствовать под одной крышей, пока в Людвиг не решился передать в дар многочисленные работы Пикассо. Из-за катастрофической нехватки помещений власти города приняли решение о строительстве отдельного здания для музея Вальрафа — Рихарца. Иванова - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки LibKing.

Отзывы читателей о книге Музей Вальрафа-Рихарца Кельн, автор: Читайте комментарии и мнения людей о произведении. Иванова - Музей Вальрафа-Рихарца Кельн.

Великий новатор и мыслитель эпохи Ренессанса, Альбрехт Дюрер был художником универсального дарования и редкой работоспособности.

Его искусство во многом определило развитие Северного Возрождения. Триптих заказал курфюрст Фридрих Мудрый в для своей домовой церкви в Виттенберге по случаю окончания эпидемии чумы. Центральная часть триптиха обнаружена не была. На другой панели показана сцена осмеяния Иова его женой Штеделевский художественный институт, Франкфурт-на-Майне.

Так как створки связаны единым пейзажем, можно сделать вывод, что на представленной написано продолжение названной сцены. Известно, что Дюрер являлся человеком веселого нрава и изображенный барабанщик является его автопортретом. Однако возникает вопрос, один ли художник работал над произведением, несмотря на наличие только его монограммы на створках. В Саксонии обнаружены рисунки с изображением истории Иова Лукаса Кранаха Старшего, который, как известно, был придворным живописцем Фридриха Мудрого и участвовал в выполнении многих заказов.

Свое название алтарь получил по месту нахождения в часовне кельнского семейства Ябах — знаменитый парижский банкир и коллекционер Эберхард Ябах — послал этот алтарь в дом своего отца, но даже в то время упоминается о существовании только боковых его створок, без центральной панели. Мартен ван Хемскерк — один из ярких представителей нидерландского романизма XVI века. Мастера этого направления стремились соединить национальные традиции с опытом итальянского Ренессанса.

Популярным местом их паломничества в поисках вдохновения был Рим. Романизм отличается существенным усилением светской составляющей, благодаря ему нидерландская живопись обогатилась образами из античной мифологии, интересом к обнаженной натуре.

Появился новый тип художника-гуманиста, совершенствующего свои знания в различных науках. Известно, что Мартен ван Хемскерк прожил в Риме четыре года. За время своего пребывания в Вечном городе он сделал немало зарисовок с античных и ренессансных памятников.

Изображение Венеры и Амура — один из излюбленных мотивов итальянского Возрождения, однако к северу от Альп эта тема встречалась не так часто и, как правило, имела назидательный характер. Зрителя как бы предупреждали об угрозе, которая кроется в женской красоте. Средневековый страх обнаженного тела, зачастую отождествляемый с образом смерти, достаточно долгое время сковывал северных художников в выборе этого сюжета. Однако в данной картине нет и следа прежних предрассудков.

Венера возлежит полуобнаженной на фоне древних руин, рядом с ней стоит Амур с луком и стрелами, готовый воспользоваться ими. На заднем плане изображена кузница Вулкана, который, узнав о неверности жены, выковал тончайшую сеть и прикрепил ее к ложу любовников.

Путы окутали их во время свидания. В правой части полотна видны двое мужчин, несущих эту сеть. В статуарности позы Венеры можно усмотреть влияние драматической пластики Микеланджело, графический и несколько нервный контур фигур напоминает стилистику Пантормо и Пармиджанино. Несомненно, благодаря романизму нидерландская живопись существенно обогатилась и сюжетами, и знанием перспективы, и умением передавать красоту человеческого тела.

Но вместе с тем он привел к интернационализации искусства, когда самобытность национальных школ была утрачена, а на ее место пришла виртуозная, но холодная и сдержанная живопись, полюбившаяся в придворно-аристократических кругах. Свое подлинное лицо фламандская живопись обретает в после возвращения Питера Пауля Рубенса из поездки по Италии, которая и в XVII веке оставалась центром притяжения для художников.

Пребывание там пробудило интерес мастера к монументальным сценам на мифологические сюжеты. Перед зрителем — заключительная сцена истории Ио и Юпитера, превратившегося в облако и соблазнившего ее.

Разгневанная Юнона превратила соперницу в белую корову и коварно попросила ее у мужа себе в дар. Охранять Ио богиня поручила стоглазому великану Аргусу. Герой усыпил бдительного Аргуса игрой на лире и отрубил ему голову. В знак памяти о чудовище Юнона взяла его сто глаз и поместила их на хвост павлина. На переднем плане лежит обезглавленное тело Аргуса, Юнона собирает глаза, а амуры резвятся с перьями.

Эта жестокая сцена изображалась редко, однако Рубенс задал ей торжественное настроение. Сочетание желтого, красного и синего в одеяниях персонажей и этих же цветов в радуге на заднем плане является своеобразным манифестом живописи, олицетворением жизнеутверждающего начала.

Всю живопись Фландрии озаряет фигура великого Питера Пауля Рубенса. В своем творчестве он соединил лучшие традиции северного и итальянского искусства. После возвращения из Италии, где Рубенс прожил восемь лет, он стал придворным живописцем испанского регента, получил мастерскую в Антверпене, освобожденную от уплаты налогов и не скованную уставными требованиями гильдии художников.

Наряду с творчеством Рубенс занимался и дипломатической деятельностью, это открыло для него двери крупнейших королевских домов. С одной стороны, мастер был вполне мирским человеком, ведущим образ жизни богатого вельможи, с другой — глубоко верующим христианином, все его картины проникнуты глубоким религиозным чувством. Художнику удалось соединить, казалось бы, несовместимое — могучую, даже порой стихийную жизненную энергию и глубину веры истинного христианина. Христос пришел к рыбацкой лодке Петра, чтобы проповедовать, а затем велел Петру и его спутникам закинуть сети.

Петр усомнился, что удастся поймать что-либо, но сети так наполнились рыбой, что Иакову и Иоанну, находившимся в другой лодке, пришлось прийти им на помощь. На картине показан момент наивысшего напряжения физических усилий. Несмотря на небольшой формат произведения, оно производит на зрителя впечатление монументального алтарного образа.

Детально проработанные обнаженные мускулистые фигуры являются воплощением героического пафоса и жизнелюбия. Мрачный колорит, драматическое сочетание красного и коричневого, утрированность поз, бурлящая живописная поверхность являются прекрасной иллюстрацией лучших проявлений театральности и репрезентативности эпохи барокко. Франс Снейдерс является крупнейшим мастером натюрморта, а также одним из родоначальников анималистического жанра.

Сверстник и друг Рубенса, он, несомненно, испытал влияние его творчества. Художник был автором как крупноформатных декоративных панно, служивших для украшения интерьера, так и небольших станковых картин для кабинетов — частных коллекций своего времени. Известно, что мастер редко сам писал фигуры, предпочитая поручать это одному из своих помощников.

Лавки Снейдерса рождают у зрителя множество ассоциаций, кажется, вот-вот услышишь стук пестика о стенки ступки со специями и почувствуешь запах свежих овощей. Художнику с удивительной легкостью удается сочетать жизненность изображения, точно схваченную позу убитой дичи с традиционным аллегорическим языком.

Как правило, подобные натюрморты являлись символами четырех стихий, времен года и пяти чувств. Франс Снейдерс происходил из богатой семьи антверпенского бюргера, владельца таверны, в которой мог видеть обилие разнообразной снеди.

Возможно, детские впечатления во многом побудили художника работать в жанре натюрморта. Его отец вопреки расхожей практике выбирать судьбу своим детям не просто не мешал сыну заниматься живописью, но и всеми силами помогал ему в этом.

Ежедневно слуги доставляли художнику всю необходимую для работы провизию: Изобилие дичи на полотне рождает ощущение праздника и торжества жизни.

Главной его темой является щедрость и богатство природы, ее вечное движение и обновление. Изображение птиц символизирует воздушную стихию. Натюрморт можно назвать своеобразным гимном охотничьему искусству. Битая дичь словно продолжает жить на картине, даже смерть не уничтожила царственную красоту лебедя. Художник мастерски передает фактуру перьев, их радужные переливы, чешуйчатость птичьих лапок.

Несмотря на обилие предметов, тесно заполняющих пространство на холстах Снейдерса, их расположение всегда продуманно и четко организованно. Его натюрморты поражают своей декоративностью и эффектностью. Работы живописца пользовались необычайной популярностью у современников, мастер, стремясь удовлетворить заказчиков, нередко варьировал свои самые удачные композиции.

Антонис ван Дейк был живописцем ярчайшего дарования. Ученик Рубенса, он, как и наставник, добился международного признания.

Попав в его мастерскую, Ван Дейк почти сразу стал любимым учеником. В сюжетах на мифологические темы влияние Рубенса особенно очевидно в отличие от портретной живописи, в которой гений Ван Дейка достиг своего апогея. В греческой мифологии нимфа Антиопа была дочерью царя Фив Никтея. Ее красота настолько поразила Юпитера, что он, превратившись в сатира, овладел ею. На картине изображен момент, когда герой осторожно стягивает покрывало с погруженной в сон нимфы.

Антиопа родила от Юпитера близнецов Амфиона и Зета. Этот сюжет был особенно популярен в живописи еще со времен Ренессанса, так как являлся поводом показать обнаженное женское тело в сладострастной позе. Художник мастерски прописывает тонкую и нежную женскую кожу, а рядом на контрасте — грубого рогатого сатира. Ван Дейк сохраняет традиции фламандской школы живописи в передаче чувственной конкретности образов, полноты жизни и необузданного темперамента.

Якоб Йордане, последователь Рубенса и Ван Дейка, больше тяготел к простонародным образам. Он был помощником Рубенса еще до Ван Дейка, но, даже покинув его мастерскую, продолжал черпать вдохновение в творчестве этого великого фламандца. Йордане довольно быстро выработал свой индивидуальный стиль грубоватой чувственности, связанный с реалистической традицией старонидерландской живописи.

Мифологические сюжеты наиболее характерны для его творчества, в них художник предстает внимательным наблюдателем народной жизни. Персонажи античной мифологии обретают облик фламандских крестьян, простых и жизнелюбивых. По приказу Юпитера Вулкан приковал смельчака к скале на Кавказе, куда каждый день на протяжении многих веков прилетал орел и клевал его печень. Прометей изображен обнаженным, его руки и ноги скованы цепями, лицо искажено гримасой чудовищной боли.

На заднем плане зритель видит Меркурия, прикрепившего цепи. Художник мастерски изображает молодого, беззаботного Меркурия и в противоположность ему Прометея, измученного болью, с потемневшей от солнца кожей, загрубевшими руками, не героя греческого эпоса, а современного ему крестьянина.

Этот автопортрет смеющегося художника был написан за несколько лет до смерти Рембрандта, последние годы жизни которого были наполнены трагедиями. Он тяжело переживал смерть любимой жены Саскии, его объявили банкротом, он был вынужден продать все свое имущество и перебраться на окраину Амстердама, в еврейский квартал, где и провел остаток жизни.

Однако эти трагические события не только не сломили живописца, но и подняли его искусство на такую высоту, которую не смог покорить больше никто. Рембрандт начал обращаться к автопортрету еще в ранний, лейденский, период. На этих полотнах запечатлен молодой бунтарь, строящий гримасы и с любопытством изучающий себя в зеркале. В дальнейшем автопортреты пройдут через все творчество мастера, и в поздний период художнику хватит смелости с беспощадной прямотой изобразить модель, которую изучал на протяжении целой жизни.

Колорит представленного произведения крайне сдержан. Свет падает на изрытые морщинами лоб и щеки Рембрандта, чьи брови приподняты от смеха. Кажется, что зритель отвлек его от работы. Слева на мольберте стоит портрет, но кто на нем изображен и почему художник улыбается? По одной версии, слева показан бог Терминус как напоминание о скором приближении конца жизни, по другой — это изображение античного художника Зевксиса, который, согласно легенде, однажды нарисовал морщинистую старуху и портрет получился настолько смешным, что автор умер от смеха.

С он часто бывал в Утрехте, где учился у прославленного мастера Яна Давидса де Хема, автора так называемых натюрмортов хвастовства. Несмотря на то что натюрморт предназначался для услаждения взора, под изображением цветов, фруктов, овощей скрывался глубокий символический смысл.

Посредством аллегорий художник обращался к зрителю с библейскими изречениями, цитатами из античной литературы. В голландском натюрморте раскрыта глубокая идея духовного единства вещественного мира и человека. Преклоняясь перед красотой окружающего мира, художник изобразил разложенные на скамье фрукты и овощи, среди которых яблоки, персики, груши, виноград, тыква. Миньон мастерски передал фактуру спелых плодов, увядающих листьев и колосьев. Ползущие ящерицы, порхающие птицы и бабочки призваны напомнить зрителю о бренности бытия и неотвратимости смерти.

Из всех голландских художников, изображавших сцены повседневной жизни, он, пожалуй, самый добродушный. Известно, что мастер держал гостиницу, это во многом объясняет и выбор сюжетов, и тонкое знание человеческой психологии.

Из-за связи с миром театра многие его композиции уподоблены театральным мизансценам, однако ни одна деталь не ускользает от меткого взгляда художника. Перед зрителем библейская история Амнона и Фамари, перенесенная в голландские интерьеры.

Амнон, старший сын царя Давида, воспылал страстью к Фамари, своей единокровной сестре. По совету двоюродного брата Ионадава он притворился больным, чтобы заманить Фамарь к себе в дом. Когда девушка оказалась в покоях Амнона, он накинулся на нее и силой овладел ею.

На картине изображен приход Фамари в дом брата. Драматизм происходящего снижен включением нескольких жанровых подробностей. Лишь настороженное выражение лица девушки нарушает общую игривость и непринужденность сцены. Изображение внутреннего убранства храма как самостоятельный жанр голландской живописи развивается из старонидерландской миниатюры.

Если морской и ландшафтный пейзаж олицетворяли собой образ необъятной природы, стихии, то живопись интерьеров являлась символом рукотворности пространства церкви, созданного человеком, замкнутого, изолированного, куда внешний мир просачивался только сквозь окна и придавал ему жизненность.

Архитектура с ее выверенными пропорциями и конструктивностью выступала олицетворением Высшего порядка, а ее изображение было призвано напомнить о том, кто выстраивает и отмеряет человеческую жизнь. Эммануэл де Витте был одним из прославленных мастеров этого жанра. Его церковные интерьеры проникнуты тревогой, стремлением вырваться за пределы запечатленного пространства. Зачастую художник писал придуманные церкви с многолюдной и шумной толпой.

К концу века живопись интерьеров вышла из моды, уступив место более изысканному итальянизирующему направлению. Де Витте, оставшись без средств к существованию, впал в отчаяние и покончил жизнь самоубийством. Антонио Каналь, прозванный Каналетто, будучи сыном театрального художника, сначала пошел по пути своего отца, но когда в он приехал в Рим, рисование пейзажей с натуры полностью захватило его.

Дарственная на любовь СИ. Посмотрим, кто кого СИ. Скажи, что ты наша ЛП. Провинциалка для сноба СИ.