Skip to content

Экспедиция к Южному полюсу. 1910—1912 гг. (комплект из 2 книг) Скотт Р. Ф.

У нас вы можете скачать книгу Экспедиция к Южному полюсу. 1910—1912 гг. (комплект из 2 книг) Скотт Р. Ф. в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Скотт блеснул эрудицией в вопросах минно-торпедного дела, а Клементс Маркхем развивал идею Британской антарктической экспедиции. Каждый был увлечен своим делом. Первого собеседника Антарктида еще не интересовала. Между тем несчастья преследовали семью Скоттов. Роберт Скотт остался единственной опорой для матери и сестер. И без того сильно стесненный в средствах, теперь он был вынужден отказывать себе во всем. К этому времени размеренная, рутинная служба на корабле начинала тяготить молодого офицера, который втайне мечтал о том, куда бы с большей пользой приложить свою немалую энергию.

А судьба ему готовила новый жизненный поворот. Скотт, приехавший на некоторое время в Лондон, неожиданно встретил на улице К. Маркхема, который сообщил ему, что снаряжение экспедиции в Антарктиду должно вот-вот начаться.

Спустя два дня, заручившись поддержкой К. Скотт подал рапорт о своем желании возглавить Британскую антарктическую экспедицию. Организация экспедиции продвигалась медленно. Особенно строго обсуждался вопрос о ее начальнике. Только через год, после долгих прений, кандидатура Р. Скотта, который к этому времени стал капитаном 2 ранга, была окончательно утверждена. Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти.

Роберт Фалкон Скотт Экспедиция к Южному полюсу. Цвет фона Цвет шрифта. Кларка, в третьем кругосветном плавании Дж. Он был построен по распространенному в те годы типу деревянных китобойных барков с очень прочным корпусом, рассчитанным на плавание среди дрейфующих льдов.

Третьим помощником капитана стал молодой ирландец Эрнст Г. Шеклтон — впоследствии широко известный исследователь Антарктиды. Должность второго врача экспедиции занял Эдуард А. Уилсон, взявший на себя также обязанности биолога и художника, вскоре ставший близким другом Р.

Скотта и разделивший впоследствии его участь. Физические исследования были поручены Луису Берначчи, недавнему участнику экспедиции Борхгревинка и единственному, кто имел опыт работы в Антарктиде.

Этот человек также оставил словесный портрет Скотта, добавляющий характерные штрихи к облику начальника экспедиции: Август — последний месяц лета в Северном полушарии и самое подходящее время для отправления тихоходных парусных судов к берегам Антарктиды, где короткое лето начинается пятью месяцами позже.

Здесь был произведен осмотр и мелкий ремонт корпуса судна, погружены последние тонны припасов и топлива. Последовавшие за тем четыре недели экспедиция провела в плавании на восток вдоль ледяного барьера Росса. Дальнейший путь к востоку преградили сплоченные льды, и пришлось повернуть на обратный курс. В одной из ледяных бухт в барьере Росса Скотт поднимался на привязном аэростате, чтобы рассмотреть поверхность этого загадочного природного феномена.

Судно поставили на зимовку возле юго-западного берега полуострова Росса, на берегу выстроили хижину, где сложили аварийный запас на случай, если льды раздавят корабль, и приступили к рекогносцировочным маршрутам по окрестностям. Неопытность исследователей проявилась с первых же шагов. Жизнь на зимующем корабле постепенно наладилась. Матросы расчищали проходы в снежных заносах, заготавливали снег для получения воды, топили печи, кормили собак, готовили снаряжение и одежду для санных походов.

Офицеры и научные работники вели наблюдения за звездным небом, полярными сияниями, регистрировали вариации магнитного поля Земли, температуру воздуха, скорость и направление ветра, следили за изменениями ледяного покрова.

Не забывали и о развлечениях. С наступлением светлого времени возобновились разведочные походы по окрестностям. В первоначальные планы не включался поход к Южному географическому полюсу, но достижение этой точки представлялось настолько заманчивым, что, готовя программу летних походов, Скотт решил предпринять и поход на юг. Для этого в 85 милях к югу от базового лагеря был создан промежуточный склад продуктов и керосина.

Первые весенние походы снова выявили много недостатков в снаряжении, но самым неприятным было появление признаков цинги, к которым привело несбалансированное питание консервированным мясом, почти полное отсутствие витаминов и тяжелые физические нагрузки.

Пришлось срочно возобновить охоту на тюленей и прекратить употребление мясных консервов. Заболевания быстро пошли на убыль. Шеклтон с одними санями, в которые были впряжены шестнадцать собак, выступили в поход на юг.

Продвижению мешали снежные бураны, не позволявшие иногда по целым суткам выбраться из палатки, глубокий рыхлый снег, в котором вязли тяжелые сани и теряли силы люди и собаки. Начали сказываться ошибки и недочеты в снаряжении. Керосиновая печь потребляла гораздо больше горючего, чем планировалось, и скоро пришлось ввести строжайшую экономию, отказаться от горячей пищи в полдень.

Уилсона мучили приступы снежной слепоты, у Шеклтона появились признаки цинги. Одна за другой окончательно теряли силы, падали на снег и больше не поднимались собаки. Их приходилось убивать и скармливать остальным. Упряжка таяла на глазах, а скорость передвижения неуклонно падала. Но командир маленького отряда, затерянного в снегах Антарктиды, не терял присутствия духа. Непобедимый зов крайнего юга уже поселился в нем и властно заставлял идти только вперед.

Двигаясь на юг, они были первыми людьми, которые достигли никем еще не виданных мест и по праву первооткрывателей присваивали им имена. Продуктов и керосина оставалось в обрез, дневной рацион был урезан до минимума, и порядком изнуренные путешественники уже испытывали муки голода.

Вдобавок вскоре упала замертво последняя собака, и теперь уже никто не мог помочь им тащить тяжелые сани. Все дальнейшее путешествие свелось к отчаянной борьбе за жизнь. Вскоре окончательно вышел из строя Шеклтон.

У него распухли десны, шла горлом кровь, мучили приступы кашля. Скотт с Уилсоном тянули сани вдвоем. Порой их товарищ был даже не в состоянии идти, и его приходилось везти на санях. Став невольной обузой для своих спутников, Шеклтон вдобавок к физическим страданиям испытывал невыносимые моральные муки. Все трое представляли страшное зрелище для непосвященного.

Их лица обросли бородами, кожа на них почернела, растрескалась и покрылась язвами от обморожений, глаза ввалились, одежда висела клочьями. Этот поход закончился 3 февраля после 93 суток, проведенных в снегах на лютом морозе.

Он доставил почту, свежие продукты, горючее, дополнительное снаряжение. Девятерых матросов, не пожелавших остаться на вторую зимовку. Оставшиеся в базовом лагере деятельно взялись за подготовку к приближавшейся зиме. Партии добровольных охотников при всякой возможности увеличивали запасы свежего тюленьего мяса — единственного в сложившихся условиях продукта, помогавшего избавиться от цинги.

Зимовка протекала вполне благополучно, и Скотт мог с удовлетворением записать в дневник: С наступлением теплого времени все были готовы к новым походам внутрь ледяного континента. Сам Скотт решил возглавить отряд для исследования ледяного плато Земли Виктории, расположенного на западе за горным хребтом, высоко над уровнем моря. Пронизывающие ветры, низкие температуры, частые поломки саней, пришедшие в ветхость палатки и выработавшие свой ресурс походные печи — все эти и многие другие препятствия требовали огромного напряжения физических и духовных сил.

Мы встретились с огромными трудностями, и год назад мы, безусловно, не сумели бы преодолеть их, но теперь, став ветеранами, мы добились успеха. И если принять во внимание все обстоятельства дела, чрезвычайную суровость климата и другие трудности, то нельзя не сделать вывод: Научные результаты, достигнутые Британской антарктической экспедицией под руководством капитана Роберта Скотта, для своего времени были без преувеличения огромны. Открыта часть антарктической суши — Земля Короля Эдуарда VII ныне полуостров Эдуарда VII , установлена природа ледяного барьера Росса, оказавшегося морским краем гигантского самого крупного на Земле шельфового ледника, проведено первое рекогносцировочное обследование прибрежной горной цепи, составляющей часть Трансантарктических гор, установлено существование высокогорного ледяного плато в глубинных частях материка и проложены два протяженных маршрута по его поверхности на юг и на запад, собраны обширные геологические коллекции, позволившие осветить геологическое прошлое материка, получены богатые материалы по гидрометеорологии, биологии и характеристикам магнитного поля в месте базирования экспедиции.

Возвращение экспедиции в страны цивилизованного мира вызвало широкий общественный резонанс во всей Европе, а также в Австралии, Америке и Японии. Самый теплый прием антарктическим первопроходцам оказали власти и общественность Новой Зеландии.

Помимо дружеских приветствий и поздравлений, их всюду радушно приглашали в гости, с них не брали платы за посещение клубов, проживание в гостиницах, проезд в общественном транспорте. В ответ на телеграмму Скотта о благополучном возвращении пришло поздравление от короля Эдуарда. Городские власти Портсмута устроили великолепный банкет, на котором прозвучало много искренних и теплых спичей.

Выступивший с кратким ответным словом Скотт особенно подчеркнул заслуги всех своих подчиненных, а затем скромно добавил: Приветственные розы, которыми во множестве награждались участники экспедиции, иногда больно кололись своими шипами. Никто из лордов Адмиралтейства не присутствовал на завтраке, хотя начальник экспедиции и абсолютное большинство ее участников были военными моряками.

Лорд-мэр прислал вместо себя шерифа. Возвратившись на родину, Скотт вскоре узнал, что почти одновременно с британской в антарктических просторах работали и другие экспедиции. Для Скотта потянулись трудные дни, занятые работой над подробным отчетом об экспедиции, разъездами для чтения лекций и встреч, на которые он получал бесчисленные приглашения. Он посетил Эдинбург, Глазго, Данди, Гуль, Истборн, и всюду его восторженно приветствовали почитатели.

Встречавшие его в разных городах устроители этих выступлений с удивлением замечали, что он выходит из вагона третьего класса. Но и эта трудная пора становления морского офицера осталась позади. Скотт был произведен в лейтенанты и начал нелегкую жизнь младшего командира, заполненную учениями, вахтами, выходами в море, стрельбами и редкими днями отдыха. Много учиться требовалось еще и потому, что на флоте происходила глубокая реорганизация, старые парусные корабли быстро сменялись новыми паровыми и броненосными.

В эти годы на семью Скоттов обрушилось несчастье. Для Роберта Скотта это означало, что впредь он может рассчитывать только на свое лейтенантское жалованье. Для младшего офицера это было тяжелым испытанием, но Кон твердо принял спартанский образ жизни, отказался от многих удовольствий, в то же время стараясь выглядеть респектабельным молодым джентльменом.

Сэр Клементс Маркхем, ставший в эти годы президентом Королевского географического общества, упорно продолжал убеждать правительство в необходимости снаряжения национальной Британской антарктической экспедиции.

Дело упиралось, как всегда, в деньги. Для сравнения заметим, что среднее годовое жалованье лейтенанта Королевского флота составляло фунтов стерлингов. Оказалось, что они хорошо помнят друг друга, хотя с их первой встречи прошло девять лет. В состоявшемся разговоре Р. Каждый был увлечен своим делом. Первого собеседника Антарктида еще не интересовала.

Между тем несчастья преследовали семью Скоттов. Роберт Скотт остался единственной опорой для матери и сестер. И без того сильно стесненный в средствах, теперь он был вынужден отказывать себе во всем. К этому времени размеренная, рутинная служба на корабле начинала тяготить молодого офицера, который втайне мечтал о том, куда бы с большей пользой приложить свою немалую энергию. А судьба ему готовила новый жизненный поворот. Скотт, приехавший на некоторое время в Лондон, неожиданно встретил на улице К.

Спустя два дня, заручившись поддержкой К. Скотт подал рапорт о своем желании возглавить Британскую антарктическую экспедицию. Организация экспедиции продвигалась медленно. Особенно строго обсуждался вопрос о ее начальнике. Только через год, после долгих прений, кандидатура Р. Скотта, который к этому времени стал капитаном 2 ранга, была окончательно утверждена.

К тому времени опыта деятельности подобного рода практически не существовало. Первый человек ступил на землю Антарктиды всего лишь пять лет назад. Это был молодой австралийский натуралист норвежского происхождения Карстен Борхгревинк. Скотт внимательно проработал все материалы, которые были опубликованы об Антарктиде, но их оказалось до обидного мало.

Перед начальником новой экспедиции стояла трудная задача.