Skip to content

Деконструкция. Тексты и интерпретация Елена Гурко, Жак Деррида

У нас вы можете скачать книгу Деконструкция. Тексты и интерпретация Елена Гурко, Жак Деррида в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Зильбермана, чья система, выходит, претендует на роль начала начал "истинной истории" философии. Ничуть не умаляя той роли, которую сыграет, возможно, в будущем "философология" Д. Зильбермана, нельзя не отметить неуместности разговора о ней в рамках исследования, претендующего дать "стержневое содержание" философии Деррида.

Наконец, последнее "методологическое" замечание: Внятного определения последней в "интерпретации" не найти, поскольку ведь нельзя счесть определением подобное, например, утверждение: В нем все приблизительно, приближенно, ориентировочно: Между тем деконструкция подразумевает прежде всего кропотливую работу со словом, направленную на прояснение его значения, зачастую затертого письмом, переписыванием. В знаменитом "Письме японскому другу" Деррида как нельзя более точно и строго определил свой метод: В этом контексте оба слова означали операцию, направленную на структуру или традиционную архитектуру основополагающих понятий онтологии или западной метафизики…" Из этого определения следует, что деконструкция означает не что иное, как дополнение или восполнение исходного смысла разбираемого слова или понятия через их столкновение с иными смыслами, затерявшимися в письме или тексте: Вот этого-то "восполнения" мысли Деррида в книге Гурко и нет, то есть разговора с философом исследователь упорно избегает, подменяя его пережевыванием нескольких общих мест.

Думается, что такая стратегия объясняется уже упоминавшейся нечуткостью к слову философа, стремлением сгладить все неровности его работы с языком, в которой он действительно ставит язык на дыбы, выворачивает его наизнанку, обнаруживает скрытые подоплеки смысловых смещений и злоключений. Подобная исследовательская невосприимчивость нагляднее всего выражает себя в спорных, вольных или неуклюжих переводах заглавий нескольких книг мыслителя: И если, например, ошибочный перевод названия книги "Психея: Гурко, можно сказать, что Монтескье написал "Нечто относимое или относящееся?

Его сквозными темами являются ключевые для деконструкции проблемы письменности и значения. Впервые публикуются на русском языке работы Жака Деррида Sauf le nom и Comment ne pas parler в переводе автора этой книги.

Издание рекомендуется специалистам в области философии и гуманитарных наук. Сила и означение Force et signification: Нечто, относящееся относимое к грамматологии De la Grammatologie. Archi-ecriture и мир differance. Презентация времени Donner les temps. Дар смерти Donner la mort, Aporias. Призраки Маркса Spectres de Marx.

Что в имени тебе моем?. В этом смысле, касающемся, заметим еще раз, сугубо философской проблематики в отличие от проблематики мира , можно, очевидно, согласиться с американским исследователем деконструкции А. Каллером, который считает, что деконструкция не представляет собой нового философского дискурса, равно как и не предлагает новых, устраивающих всех решений. Задача деконструкции в этом смысле — принести успех абсолютно безнадежному делу, показать неуспех всех внешне весьма презентабельных и впечатляющих философских проектов, развенчать дискурс, показать возможности его существования в постоянном процессе деконструкции созданного и как будто бы уже апробированного ранее философского содержания1.

Этой задачей определяется и весьма своеобразный эмпирический, если будет позволено такое определение, материал деконструкции, которым оказываются наиболее известные и в этом смысле канонические тексты западной философии. Весьма распространенным критическим выпадом против деконструкции является обвинение ее в том, что она паразитирует на классических философских текстах, в чем усматривается знамение творческого бессилия деконструкции, в принципе не способной, как считают ее критики, создать нечто новое.

Действительно, практически все тексты Деррида следует заметить, что тексты лишь этого автора будут анализироваться в предлагаемой работе, поскольку Деррида не только основоположник, но и самый выдающийся представитель деконструкции написаны по поводу каких-то других текстов — Платона, Аристотеля, Руссо, Гегеля, Канта, Соссюра, Ницше, Фрейда, Гуссерля, Хайдеггера, Леви-Стросса, Барта, Левинаса и др.

Однако на деле Деррида лишь позволяет интерпретируемым текстам как бы высказы-. Theory and Criticism after Structuralism. Следует подчеркнуть однако, что деконструкция не является разновидностью герменевтической стратегии; она не стремится проникнуть в истинные, как считает герменевтика, структуры смысла текста, обнаружить ту единственную конфигурацию значения, которая должна быть коррелятивной единственной истине Бытия, выражаемой значением.

Деконструктивистское прочтение любого текста классической философии, то есть прочтение, направленное на либерализацию письменной основы текста, приводит к высвобождению колоссального количества новых, незамеченных ранее никем в том числе и авторами данных текстов смысловых оттенков и значений, которые не только обогащают представляемые данными текстами философские направления, но и как будет показано ниже корректируют, видоизменяют, а порой и кардинальным образом трансформируют их.

Это следствие либерализации письменной основы упоминается настолько часто, что сложилось уже устойчивое представление о деконструкции как методе наиболее радикальной философской критики из всех когда-либо появлявшихся в истории философии. Однако не следует забывать, что эта критика не является следствием целенаправленной критической интенции деконструкции. То, что происходит с текстом при деконструктивистском прочтении, правильнее было бы называть его само-деконструкцией вследствие высвобождения репрессированной прежде письменной основы.

При этом фигуративные, то есть выразительные средства текста разрушают его философскую структуру, те иерархические оппозиции, на которых он как будто бы выстроен. Радикализм деконструкции не освобождает ее саму от возможности деконструктивной интерпретации. Более того, либерализирующая природа деконструкции делает такую интерпретацию необходимой. Следует заметить, что в массе критической литературы по поводу деконструкции подобная интерпретация представлена чрезвычайно скромно. В среде же поклонников деконструкции два других обстоятельства часто мешают надлежащим образом отнестись к текстам самой деконструкции: Совокупность этих обстоятельств определила замысел книги: Выбор предлагаемых здесь текстов, которые могли бы послужить введением в мир работ Деррида, определялся прежде всего тем, насколько отчетливо отражены в них проблемы письменности и значения, ключевые для деконструкции.

Текстовая стратегия, принятая в данной работе, не является единообразной. Опубликованное в году, оно предваряло перевод текста Гуссерля, также выполненный Деррида. Мастерство этого перевода было отмечено несколькими знатоками феноменологии, однако большого внимания ни введение, ни перевод не удостоились. Лишь после опубликования в году сразу трех ключевых работ Деррида это раннее сочинение стало вызывать интерес.

Однако по прошествии еще некоторого времени комментаторам творчества Деррида стало очевидно, что именно в рамках этого небольшого по объему произведения получила освещение большая проблема взаимоотношений деконструкции и феноменологии и обозначены многие направления последующей эволюции деконструкции. По вопросу о взаимоотношениях деконструкции с феноменологической философией в современной литературе имеется весьма широкий спектр интерпретаций, которые варьируются от практически полного разведения этих философских направлений до истолкования деконструкции как некоторой новой формы феноменологии.

Оценивая результаты деконструкции текстов Гуссерля, Г. Весьма характерно также, что в фундаментальной работе Б. Вальденфельса о современной французской феноменологии3 содержится обстоятельный анализ деконструкции, которую автор относит к феноменологии без каких-то дополнительных оговорок. Помимо этих крайних позиций в критической литературе можно обнаружить некоторые промежуточные воззрения, согласно которым Деррида в той или иной мере является продолжателем феноменологической традиции.

Такая точка зрения просматривается, например, в утверждении П. Норрис5, или психоанализом, как это можно понять из предисловия Г. Подобные интерпретации взаимоотношений феноменологии и деконструкции обнаруживают всю сложность корреляций между этими влиятельными течениями современной философии. Наличие множества различных истолкований, каждый раз достаточно фундированных и основательных, свидетельствует также о невозможности обнаружения некой единственной или единообразной формы соотношения феноменологии и деконструкции.

В связи с этим представляется целесообразным проследить несколько направлений корреляции между деконструкцией и феноменологической философией. Первое из таких направлений может характеризовать взаимоотношения феноменологии не только с деконструкцией, но практически с любой концепцией современной философии.

Если всю пост-феноменологическую философию представить как некие феномены современ-. Однако вполне очевидно, что подобное направление хотя и не лишенное некоторой занимательности не характеризует сущностные аспекты взаимоотношений феноменологии и деконструкции.

Более значимой представляется корреляция этих двух концепций по соображениям стиля, понимаемого как способ философствования, а также изложения и обоснования. Мерло-Понти о том, что способ философствования, который установился, начиная с тридцатых годов XX столетия, в качестве нормативного во французской философии, формировался под решающим воздействием рецепции трудов Гуссерля1. Что касается стиля изложения, то здесь огромное влияние оказал на французских философов всегда очень чутко относившихся к языку и манере изложения стиль позднего Хайдеггера, равно как и феноменологические опыты с языком и литературой.

Поворот к языку, тексту, письму, стилю, произошедший в современной философии во многом под влиянием именно феноменологии, не мог не способствовать обращению исследовательского интереса деконструкции к ее исходной проблематике.

Однако и это направление феноменологического воздействия на деконструкцию в общем не является уникальным, ибо присутствует в структурализме, постструктурализме, постмодернизме и других философских концепциях. Кроме того, сама по себе исследовательская проблематика еще не может считаться решающим фактором формирования философского подхода.

Одно из направлений действительной зависимости деконструкции от феноменологии обнаруживается тогда, когда речь идет о нацеленности ее на деконструкцию философии как философии присутствия. Весь деконструктивистский проект в этом смысле обнаруживает удивительное сходство с идеей критики метафизики Metaphysikkritik , выдвинутой Хайдеггером.