Skip to content

Лев, Колдунья и платяной шкаф Клайв С. Льюис

У нас вы можете скачать книгу Лев, Колдунья и платяной шкаф Клайв С. Льюис в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Эд наиболее рассудительный среди своих братьев и сестер. Нарнийские приключения кардинально меняют характер Эдмонда, заставляют его поменять систему ценностей, расставить правильные жизненные приоритеты. Крошке Люси Певенси всего 8 лет. Несмотря на столь юный возраст, она не уступает в бесстрашии своим братьям и сестрам. Однажды во время игры в прятки в большом доме дяди Керка Люси прячется в старый платяной шкаф и попадает через него в волшебную страну Нарнию прим. Первым, кого маленькая гостья встретила на Нарнийской земле, стал фавн мистер Тумнус прим.

У него, как у любого уважающего себя фавна, были симпатичные копытца, мягкая темная шерстка, густая шапка вьющихся волос и умилительно оттопыренные ушки.

Мистер Тумнус приглашает Люси в свою пещеру на чай. Он играет девочке на флейте и рассказывает о том, в каком бедственном положении находится когда-то цветущая Нарния. Сейчас в стране господствует Белая Колдунья Джадис. Кругом рыскают агенты тайной королевской полиции, а любое неповиновение со стороны подданных жестоко карается.

Даже нарнийская природа вынуждена подчиняться Колдунье — теперь в краю царит Вечная Зима без Рождества. Как законопослушный подданный Тумнус должен был бы выдать Люси, ведь она человек — главный враг Джадис, но фавн не в силах предать свою маленькую гостью. Рискуя собственной жизнью, он выводит Люси к фонарному столбу, при помощи которого девочка благополучно добирается до Англии.

Вернувшись домой, Люси рассказывает о своем приключении, но старшие дети не верят в то, что старый платяной шкаф — это портал в волшебную страну. Только Эд немного верит рассказу Люси и, когда девочка во второй раз заходит в шкаф, он отправляется за ней.

Эдмонд сталкивается с Белой Колдуньей и поддается ее чарам. Попробовав заколдованный рахат-лукум, мальчик вызывает в Нарнию своего брата и сестру. Теперь все дети Певенси находятся в смертельной опасности. Ребята обнаруживают, что пещера мистера Тумнуса разорена, а ее хозяин отсутствует. Это стражи Белой Колдуньи схватили фавна за неповиновение и превратили его в камень. Ожидая скорый арест, Тумнус просит своего друга мистера Бобра позаботиться о четверых человеческих детях.

Бобер рассказывает путникам о древнем пророчестве, согласно которому четыре человека, прибывшие из другого мира, спасут Нарнию от Белой Колдуньи и положат конец Вечной Зиме. Лев Аслан, создатель Нарнии, уже мчится в свою страну, чтобы помочь пророчеству свершиться. Лев Аслан, он же великий Лев, является центральным персонажем эпопеи и символом Нарнии, который появляется в переломные моменты жизни страны.

Будучи сыном Императора-за-морем, Аслан создал мир Нарнии при помощи волшебной песни. Аслан — не единственное его имя. В это время Эд Певенси, по-прежнему находящийся на службе у Белой Колдуньи, мчится во дворец своей повелительницы.

Джадис в бешенстве, ведь Эд не привел своих братьев и сестер. Разгневанная королева заковывает горе-слугу в кандалы. Питер, Сьюзен и Люси вместе с мистером Бобром отправляются спасать брата и Нарнию, держа путь во дворец Белой Колдуньи.

По дороге путники встречают Отца Рождество, который преподносит маленьким спасителям щедрые дары: Остальные ребята все еще играли в прятки, так что Эдмунд и Люси не так скоро их нашли. Когда они наконец собрались все вместе в длинной комнате, где стояли рыцарские доспехи, Люси выпалила:.

Я не выдумываю, Эдмунд тоже ее видел. Через платяной шкаф на самом деле можно туда попасть. Мы оба там были. Мы встретились в лесу. Ну же, Эдмунд, расскажи им все! Мы подошли с вами сейчас к одному из самых позорных эпизодов во всей этой истории. Эдмунда ужасно тошнило, он дулся и был сердит на Люси за то, что она оказалась права, но он все еще не знал, как ему поступить.

И вот, когда Питер вдруг обратился к нему с вопросом, он неожиданно решил сделать самую подлую и низкую вещь, какую мог придумать. Он решил предать Люси. Мы с ней играли… в ее страну. Будто ее страна в платяном шкафу существует на самом деле. Просто для смеха, конечно. Понятно, там ничего нет. Я уверен, что ты сделал это из чистой зловредности. Когда мы уезжали из дому, Лу была девочка как девочка, но с тех пор, как мы приехали сюда, она то ли сходит помаленьку с ума, то ли превращается в самую отъявленную лгунью.

Но ни в том, ни в другом случае ей не пойдет на пользу, если сегодня ты смеешься и дразнишь ее, а завтра поддерживаешь ее выдумки. Давайте пойдем поищем Люси. Когда они наконец нашли Люси, они увидели, что все это время она проплакала. Но что бы они не говорили ей, она не слушала.

Она стояла на своем. Я знаю, что встретила там фавна, и… лучше бы я там осталась навсегда, а вы все противные, противные…. Грустный это был вечер. Люси чувствовала себя несчастной-пренесчастной, а до Эдмунда постепенно дошло, что его поступок привел совсем не к тем результатам, которых он ожидал.

Двое старших ребят начали всерьез беспокоиться, не сошла ли Люси с ума. Они еще долго перешептывались об этом в коридоре после того, как младшие легли спать. И вот старшие брат и сестра пошли и постучали в дверь кабинета; профессор ответил: А потом он сидел, сцепив пальцы, и слушал их историю с начала до конца, не прервав ее ни единым словом.

Да и после того, как они кончили, он еще долгое время сидел молча. Затем откашлялся и сказал то, что они меньше всего ожидали услышать.

По лицу старого профессора было видно, что он спрашивает совершенно серьезно. Сьюзен взяла себя в руки и продолжала:. Но — вы не обидитесь на мой вопрос? Кто из них правдивей? Достаточно поглядеть на нее и побеседовать с ней, чтобы увидеть, что она в своем уме. Чтобы взрослый человек говорил то, что они услышали от профессора!

Она даже представить себе этого не могла и теперь не знала, что и подумать. Существует только три возможности: Вы знаете, что она никогда не лжет, и всякому видно, что она не сумасшедшая. Значит, пока у нас не появятся какие-либо новые факты, мы должны признать, что она говорит правду. Она выбежала из комнаты почти следом за нами.

Не пробыла там и минуты, а говорит, что прошло много часов. С другой стороны, вряд ли девочка ее лет знает о таких явлениях физики. Если бы она притворялась, она бы просидела в шкафу куда дольше, прежде чем вылезти оттуда и рассказать вам свою историю. И на этом разговор был окончен. Теперь жизнь Люси стала куда легче. Питер следил за тем, чтобы Эдмунд ее не дразнил, и ни у нее, ни у остальных ребят не было никакой охоты разговаривать про платяной шкаф — это стало довольно неприятной темой.

Казалось, все приключения пришли к концу. Однако это было не так. Дом профессора — о котором даже он знал так мало — был старинный и знаменитый, и со всех концов Англии туда приезжали люди и просили разрешения его посмотреть. О таких домах пишут в путеводителях и даже в учебниках, и на то есть основания, потому что о доме рассказывали всевозможные легенды — некоторые из них еще более странные, чем та история, о которой я сейчас рассказываю вам.

Когда приходили группы туристов и просили показать им дом, профессор всегда пускал их, и миссис Макриди, экономка, водила их по всем комнатам и рассказывала о картинах, рыцарских доспехах и редких книгах в библиотеке. Миссис Макриди и вообще не очень-то жаловала ребят и не любила, чтобы ее прерывали в то время, как она водит посетителей по дому.

Чуть ли не в первое утро по их приезде она предупредила об этом Питера и Сьюзен: Вот из-за этого-то предупреждения миссис Макриди приключения их начались снова. Как-то раз утром, через несколько дней после разговора с профессором, Питер и Эдмунд рассматривали рыцарские доспехи, задаваясь одним и тем же вопросом: Но когда, пробежав через Зеленую комнату, они оказались в библиотеке, они услышали впереди голоса и поняли, что миссис Макриди ведет туристов по черной лестнице, а не по парадной, как они ожидали.

Давайте спрячемся в комнате с платяным шкафом, пока они не пройдут. В нее-то уж никто не полезет. Но не успели ребята туда войти, как в коридоре снаружи послышались голоса… кто-то стал нащупывать ручку двери, и вот на их глазах ручка повернулась. Все четверо втиснулись внутрь и затаились в темноте, едва переводя дух. Питер прикрыл дверцу шкафа, но не защелкнул ее; как всякий разумный человек, он, понятно, помнил, что ни в коем случае не следует запирать самого себя в шкафу.

Я сижу на чем-то мокром. И с каждой минутой делается мокрей. А под нами снег. Да, если я не ошибаюсь, мы все-таки попали в лес Лу. Теперь уже в этом не оставалось сомнений — все четверо стояли в лесу, зажмурившись от яркого дневного света. Позади них на крючках висели шубы, впереди были покрытые снегом деревья. Мы даже не выносим их из шкафа.

Кто скажет, что ты стащил пальто, если ты не вынимал его из шкафа, где оно висит? А вся эта страна, видно, помещается в платяном шкафу. Предложение Сьюзен было разумным, и они тут же его осуществили. Шубы оказались им велики и, когда ребята их надели, доходили до самых пят, так что были скорее похожи на королевские мантии, чем на шубы. Ребятам сразу стало гораздо теплее, и, глядя друг на друга, они решили, что новые наряды им к лицу и больше подходят к окружающему их ландшафту. На небе тем временем собрались тяжелые серые тучи — похоже было, что скоро снова пойдет снег.

Не успел он вымолвить эти слова, как понял, что сам себя выдал. Все остановились как вкопанные и уставились на него. И правда, что тут можно было сказать?! Через минуту все четверо вновь пустились в путь. Остальные не имели ничего против, и все быстро зашагали вперед, громко топая ногами. Люси оказалась хорошим проводником. Сперва она боялась, что не найдет дороги, но вот в одном месте узнала странно изогнутое дерево, в другом — пень, и так мало-помалу они добрались до того места, где среди холмов в маленькой лощинке была пещера мистера Тамнуса, и подошли к самой его двери.

Но там их ждал пренеприятный сюрприз. Дверь была сорвана с петель и разломана на куски. Внутри пещеры было темно, холодно и сыро и пахло так, как пахнет в доме, где уже несколько дней никто не живет. Повсюду лежал снег вперемешку с чем-то черным, что оказалось головешками и золой из камина.

Видно, кто-то разбросал горящие дрова по всей пещере, а потом затоптал огонь. На полу валялись черепки посуды, портрет старого фавна был располосован ножом. Он только сейчас заметил листок бумаги, прибитый прямо сквозь ковер к полу. Давайте выйдем на свет. Все лесные жители ненавидят ее. Она заколдовала страну, и теперь у них здесь всегда зима; зима, а Рождества и весны нету.

С каждой минутой становится холодней, и мы не захватили ничего поесть. Не можем просто так убежать. Бедненький фавн попал в беду из-за меня. Он спрятал меня от Колдуньи и показал мне дорогу домой. Вот что значат слова:. Он все еще был очень сердит на Эдмунда. Но я думаю, мы должны помочь мистеру… как его там зовут?

Я хочу сказать, фавну. Так что придется нам идти дальше. Видите малиновку с красной грудкой? Это первая птица, которую я здесь встречаю. У нее такой вид, словно она хочет сказать нам что-то. С этими словами она сделала шаг к птичке. Малиновка тотчас отлетела, но не далеко, а лишь на соседнее дерево.

Там она села на ветку и пристально на них поглядела, словно понимая все, что они говорят. Сами того не замечая, ребята приблизились к ней на несколько шагов. Тогда малиновка снова перелетела на соседнее дерево и снова пристально посмотрела. Они никогда не видели малиновок с такой красной грудкой и с такими блестящими глазками. Похоже было, что малиновка все поняла.

Она перелетала с дерева на дерево в нескольких шагах впереди, однако, достаточно близко, чтобы ребята могли следовать за ней. Так она вела их все дальше и дальше. Когда малиновка садилась на ветку, с ветки сыпались на землю снежинки. Вскоре тучи у них над головой расступились, и показалось зимнее солнце; снег стал таким белым, что резал глаза. Так они шли около получаса, впереди девочки, за ними братья. И тут Эдмунд обернулся к Питеру:. Ты понимаешь, что мы делаем?

Откуда мы знаем, на чьей стороне эта птица? Может быть она ведет нас в западню. Но все же… малиновка… Во всех книжках, которые я читал, они — добрые птицы. Я уверен, что малиновка на нашей стороне. Почему ты думаешь, что фавн на той стороне, что надо, а королева — нет? Да-да, нам сказали, что королева — Колдунья.

Но ведь могли и соврать, мы ничего ни о ком не знаем. Но нам это откуда известно? Ты представляешь себе, как отсюда добраться домой? Внезапно идущие впереди девочки вскрикнули в один голос: Им было не по себе. Оно не хочет, чтобы мы заметили его. И тут, хотя никто не высказал этого вслух, девочки вдруг осознали то, о чем Эдмунд прошептал Питеру в конце предыдущей главы. И тут все увидели покрытую густым коротким мехом усатую мордочку, выглядывающую из-за дерева.

На этот раз она спряталась не сразу. Напротив, зверек приложил лапу ко рту, в точности как человек, когда тот хочет сказать: Через минуту незнакомец вышел из-за дерева, огляделся вокруг, как будто боялся, что за ними могут следить, шепнул:. Не отходите друг от друга. Неужели мы не справимся с одним бобром, если окажется, что это враг. И вот ребята двинулись тесной кучкой к дереву и зашли за него, и там, как они и предполагали, ждал бобр; увидев их, он тут же пошел в глубь чащи, сказав хриплым голосом:.

И только когда он завел ребят в самую чащобу, туда, где четыре сосны росли так близко, что ветви их переплетались, а у подножия земля была усыпана хвоей, так как туда не мог проникнуть даже снег, бобр наконец заговорил.

Большинство из них на нашей стороне, но есть и такие деревья, которые способны предать нас ей, вы знаете, кого я имею в виду. С этими словами он протянул им небольшой белый лоскут.

Ребята взглянули на него с изумлением, но тут Люси воскликнула:. Это мой носовой платок. Тот, который я оставила бедненькому мистеру Тамнусу. До него дошли слухи о том, что ему грозит арест, и он передал этот платок мне. Он сказал, что, если с ним случится беда, я должен встретить вас… и отвести… — Здесь бобр замолк и только несколько раз кивнул с самым таинственным видом.

Затем, поманив ребят еще ближе, так, что его усы буквально касались их лиц, он добавил еле слышным шепотом: Возможно, он уже высадился на берег. И тут случилась странная вещь. Ребята столько же знали об Аслане, сколько вы, но как только бобр произнес эту фразу, каждого из них охватило особенное чувство.

Быть может, с вами бывало такое во сне: Вот так произошло и сейчас. При имени Аслана каждый из ребят почувствовал, что у него что-то дрогнуло внутри. Эдмунда охватил необъяснимый страх. Питер ощутил в себе необычайную смелость и готовность встретить любую опасность. Сьюзен почудилось, что в воздухе разлилось благоухание и раздалась чудесная музыка.

А у Люси возникло такое чувство, какое бывает, когда просыпаешься утром и вспоминаешь, что сегодня — первый день каникул. Я должен отвести вас туда, где мы сможем спокойно поговорить и… пообедать. Поэтому ребята поспешили за новым другом, который вел их по самым густым зарослям, да так быстро, что они едва поспевали за ним. Они шли около часа, очень устали и проголодались, но вдруг деревья перед ними стали расступаться, а дорога пошла круто вниз.

Через минуту они оказались под открытым небом — солнце все еще светило — и перед ними раскинулось великолепное зрелище. А прямо под ногами реку перерезала плотина. Взглянув на нее, ребята сразу вспомнили, что бобры всегда строят плотины, и подумали, что эта плотина наверняка построена мистером Бобром. Они заметили также, что на его физиономии появилось подчеркнуто скромное выражение: Простая вежливость требовала, чтобы Сьюзен произнесла: Ниже плотины, далеко внизу, тоже был лед, но не ровный, а самых причудливых очертаний — пенный каскад воды, схваченный морозом в одно мгновение.

Там, где раньше вода переливалась струйками через плотину или просачивалась сквозь нее, сейчас сверкала стена сосулек, словно цветы, венки и гирлянды из белоснежного сахара. Прямо посреди плотины стояла смешная хатка, похожая на шалаш, из отверстия в ее крыше поднимался дымок.

Он сразу наводил, особенно если вы были голодны, на мысль об обеде, и вам еще сильнее хотелось есть. Вот что увидели ребята. А Эдмунд углядел еще кое-что. Немного дальше вниз по реке в нее впадал приток, текущий по другой небольшой лощине.

Взглянув туда, Эдмунд приметил два холма и был почти уверен в том, что это те самые холмы, которые ему показала Белая Колдунья, когда он прощался с ней у фонарного столба. Значит, между этими холмами, всего в полумиле отсюда, подумал он, стоит ее замок. Он вспомнил о рахат-лукуме и о том, что он станет королем. И тут в голову ему пришли ужасные мысли. Будьте осторожны, не поскользнитесь.

Верх плотины был достаточно широк, чтобы по нему идти, но удовольствие это было маленькое, ведь дорога вела по льду, и хотя замерзшая заводь с одной стороны была на одном уровне с плотиной, с другой был крутой обрыв. Так вот они и шли гуськом за мистером Бобром, пока не добрались до середины плотины, откуда можно было посмотреть далеко-далеко вверх и далеко-далеко вниз по реке.

И когда они добрались до середины, они оказались у дверей бобровой хатки. Вот они — сыновья и дочери Адама и Евы. От этой-то машины и шел стрекот. Как только ребята вошли в комнату, бобриха перестала шить и поднялась с места. Подумать только, что я дожила до этого дня! Картошка кипит, чайник уже запел свою песню и… мистер Бобр, будьте так добры, достаньте-ка нам рыбки.

Они направились по ледяному покрову заводи к небольшой полынье, которую мистер Бобр каждый день заново разбивал топориком. Мистер Бобр уселся у края полыньи — холод был ему, видно, нипочем — и уставился на воду. Внезапно он опустил лапу, и Питер ахнуть не успел, как тот вытащил превосходную форель. Затем еще и еще, пока у них не набралось полное ведро рыбы. Тем временем девочки помогали миссис Бобрихе: Люси подумала, что у бобров очень уютный домик, хотя он совсем не похож на пещерку мистера Тамнуса.

В комнате не было ни книг, ни картин. Вместо кроватей — встроенные в стенку койки, как на корабле. С потолка свисали окорока и вязки лука, вдоль стен выстроились резиновые сапоги, висели на крючках клеенчатые плащи, лежали топоры, лопаты, мастерок, стояли удочки и корыто для раствора извести, валялись сети и мешки.

И скатерть на столе, хотя и безукоризненно чистая, была из грубого полотна. И в тот самый момент, как сало на сковородке начало весело скворчать, в комнату вошли Питер и мистер Бобр с уже выпотрошенной и почищенной рыбой. Можете представить, как вкусно пахла, жарясь, только что выловленная форель и как текли слюнки у голодных ребят, которые от всех этих приготовлений почувствовали себя еще голоднее.

Но вот наконец мистер Бобр сказал: Сьюзен слила картошку и поставила кастрюлю на край плиты, чтобы ее подсушить, а Люси помогла миссис Бобрихе подать рыбу на стол. Через минуту все придвинули табуретки к столу — в комнате кроме личной качалки миссис Бобрихи были только трехногие табуретки — и приготовились наслаждаться едой. Посредине стола стоял кувшин с густым молоком для ребят — мистер Бобр остался верен пиву — и лежал огромный кусок желтого сливочного масла — бери его к картофелю сколько угодно.

Когда они покончили с рыбой, миссис Бобриха — вот сюрприз так сюрприз! Получив свою чашку, каждый отодвинул от стола табурет, чтобы прислониться спиной к стене, и испустил глубокий вздох удовлетворения.

Его забрала полиция, тут нет никаких сомнений. Мне сообщила об этом птица, при которой это произошло. Живые существа, которых она обратила… он приостановился и вздрогнул …обратила в камень. Это так ужасно… и все из-за меня. На это нечего и надеяться. Этот фавн спас нашу сестру с риском для собственной жизни, мистер Бобр.

Мы просто не можем покинуть его, чтобы он… чтобы она сделала это с ним. Но теперь, когда Аслан уже в пути…. Расскажите нам об Аслане! Но он нечасто бывает в Нарнии. Не появлялся ни при мне, ни при моем отце.

К нам пришла весточка, что он вернулся. Он разделается с Белой Колдуньей. Он, и никто другой, спасет мистера Тамнуса. Хорошо, если она не свалится от страха и сможет выдержать его взгляд. Большего от нее и ждать нельзя. Я, во всяком случае, не жду. Аслан здесь наведет порядок; как говорится в старинном предсказании:. Я же говорю вам: Разве вы не знаете, кто царь зверей? Аслан — Лев… Лев с большой буквы; Великий Лев. А он… не опасен? Мне… мне страшно встретиться со львом. Кто говорит о безопасности?

Конечно же, он опасен. Но он добрый, он — царь зверей, я же тебе сказал. Мне прислали весточку, что вам четверым назначено встретить его завтра у Каменного Стола. Но и без вас тоже не обойтись. Потому что существует еще одно предсказание:. Так что теперь, когда вы здесь и Аслан здесь, дело, видно, подходит к концу. Рассказывают, что Аслан и раньше бывал в наших краях… давно-давно, в незапамятные времена.

Но дети Адама и Евы никогда еще не бывали здесь. Но она не дочь Адама и Евы. Она произошла от вашего праотца Адама здесь мистер Бобр поклонился и его первой жены Лилит. А Лилит была джиншей. Вот какие у нее предки, с одной стороны.

А с другой — она происходит от великанов. Нет, в Колдунье мало настоящей человеческой крови. А вообще, послушайтесь моего совета: Вот потому-то, что Колдунья получеловек, она все время настороже; как бы в Нарнии не появились настоящие люди. Она поджидала вас все эти годы. А если бы ей стало известно, что вас четверо, вы оказались бы еще в большей опасности. Потому-то нам пришлось с такой оглядкой пробираться сюда; если бы она узнала, что вас четверо, я бы не отдал за вашу жизнь одного волоска моих усов.

Ребята были так поглощены рассказом мистера Бобра, что не замечали ничего вокруг. Когда он кончил, все погрузились в молчание. Ребята кинулись к дверям и выглянули наружу. Все это время не переставая валил густой снег, и ледяная запруда покрылась толстым белым одеялом. С того места посредине плотины, где стояла хатка бобров, не было видно ни правого, ни левого берега.

Все трое выскочили в дверь, ноги их по щиколотку погрузились в мягкий, нетронутый снег. Ребята бегали вокруг хатки, крича: Бесшумно падающий снег приглушал их голоса, и даже эхо не звучало в ответ. У нас нет ни секунды времени! Кто первым его найдет, сразу вернется сюда и…. Мы должны найти его. Почему вы говорите, что нет смысла его искать? Слова замерли у них на губах, потому что в глубине души каждый из них вдруг почувствовал, что так именно Эдмунд и поступил.

Я не хотел упоминать об этом раньше, ведь он вам брат и все такое, но как только я увидел этого вашего братца, я сказал себе: Сразу было видно, что он встречался с Колдуньей и отведал ее угощения. Если долго поживешь в Нарнии, это нетрудно определить. В конце концов он — наш брат, хотя и порядочная свинья. Он еще совсем ребенок. Ведь она ни на минуту не забывает о четырех тронах в Кэр-Паравеле.

Стоит вам оказаться у нее в замке — ваша песенка спета. Не успеете вы и глазом моргнуть, как в ее коллекции появятся четыре новые статуи.

Но она не тронет вашего брата, пока в ее власти только он один; она попробует использовать его как приманку, чтобы поймать остальных. Например, был ли он здесь, когда мы заговорили об Аслане? Если нет — все еще может обойтись благополучно, она не узнает, что Аслан вернулся в Нарнию и мы собираемся с ним встретиться. Если да — она еще больше будет настороже.

В ту самую минуту, когда Эдмунд ей о нас расскажет, она кинется сюда, чтобы поймать нас на месте, и, если он ушел больше чем полчаса назад, минут через двадцать она будет здесь. Вы, конечно, хотите знать, что же случилось с Эдмундом. Он пообедал вместе со всеми, но обед не пришелся ему по вкусу, как всем остальным ребятам, ведь он все время думал о рахат-лукуме. А что еще может испортить вкус хорошей простой пищи, как не воспоминание о волшебном лакомстве?

Он слышал рассказ мистера Бобра, и рассказ этот тоже не пришелся ему по вкусу. Эдмунду все время казалось, что на него нарочно не обращают внимания и неприветливо с ним разговаривают, хотя на самом деле ничего подобного не было. Так вот, он сидел и слушал, но когда мистер Бобр рассказал им об Аслане и о том, что они должны с ним встретиться у Каменного Стола, Эдмунд начал незаметно пробираться к двери.

В ту самую минуту, когда мистер Бобр произнес: Вы не должны думать, будто Эдмунд был таким уж дурным мальчиком и желал, чтобы его брат и сестры обратились в камень. Просто ему очень хотелось волшебного рахат-лукума, хотелось стать принцем, а потом королем и отплатить Питеру за то, что тот обозвал его свиньей. И вовсе не обязательно, чтобы Колдунья была уж так любезна с Питером и девчонками и поставила их на одну доску с ним, Эдмундом.

Но он уговорил себя, вернее, заставил себя поверить, что Колдунья не сделает им ничего дурного. Ко мне она отнеслась что надо, уж получше, чем все они. Я думаю, она — законная королева. Так Эдмунд оправдывался перед самим собой. Но это было не очень честное оправдание, потому что в глубине души он знал, что Белая Колдунья — злая и жестокая.

Когда Эдмунд вышел за дверь, он увидел, что идет снег; только тут он вспомнил о шубе, которая осталась в доме. Понятно, нечего было и думать вернуться и забрать ее. Он совсем не подумал об этом раньше, но что теперь можно было поделать? Эдмунд поднял воротник куртки и побрел по плотине к дальнему берегу реки. К счастью, из-за выпавшего снега идти было не так скользко.

Когда он наконец добрался до берега, ему не стало легче Напротив, с каждой минутой сумерки сгущались, глаза залепляли хлопья снега, и Эдмунд не мог ничего разглядеть на три шага вперед. И дороги он тоже не нашел. Он увязал в высоких сугробах, скользил на замерзших лужах, падал, зацепившись за поваленные стволы, проваливался в глубокие канавы обдирал ноги о камни; он промок, озяб и был весь в синяках.

А какая страшная стояла кругом тишина и как одиноко ему было! По правде говоря, я думаю, он вообще отказался бы от своего плана, вернулся обратно, признался во всем и помирился бы с сестрами и братом, если бы вдруг ему не пришло в голову: Перестал идти снег, поднялся ветер, и сделалось очень холодно.

Небо расчистилось от туч, взошла полная луна. Стало светло, как днем, только черные тени на белом-пребелом снегу пугали его немного. Эдмунд ни за что не нашел бы правильного пути, если бы не луна. Она взошла как раз тогда, когда он добрался до небольшой речушки, впадающей в бобриную реку ниже по течению… Вы помните, он приметил эту речушку и два холма за ней, когда они только пришли к бобрам. Эдмунд повернул и пошел вдоль нее. Но лощина, по которой она текла куда круче поднималась вверх, была куда более скалистой и сильней заросла кустарником, чем та, которую он только что покинул, и он вряд ли прошел бы тут в темноте.

На нем не осталось сухой нитки, потому что с низко нависших ветвей под которыми он пробирался, на спину ему то и дело сваливались целые сугробы снега. И всякий раз, как это случалось он все с большей ненавистью думал о Питере, как будто Питер был во всем виноват! Наконец подъем стал более пологим, и перед Эдмундом раскрылась широкая долина. И тут на противоположном берегу реки, совсем рядом, рукой подать, посреди небольшой поляны между двух холмов, перед ним возник замок.

Конечно же, это был замок Белой Колдуньи. Казалось, он состоит из одних башенок, украшенных высокими остроконечными шпилями. Башенки были похожи на волшебные колпаки, которые носят чародеи.

Они сверкали в ярком лунном свете, их длинные тени таинственно чернели на снегу. Но возвращаться было поздно. Он пересек замерзшую речушку и приблизился к замку. Кругом — ни движения, ни звука. Даже его собственные шаги приглушались глубоким, свежевыпавшим снегом.

Эдмунд пошел вокруг замка — угол за углом, башенка за башенкой — в поисках входа. Наконец, в самой задней стене он увидел большую арку. Громадные железные ворота были распахнуты настежь. Эдмунд подкрался к арке и заглянул во двор, и тут сердце у него ушло в пятки. Сразу же за воротами, залитый лунным светом, стоял огромный лев, припав к земле, словно для прыжка. Эдмунд ни жив ни мертв застыл в тени возле арки, не смея двинуться с места. Он стоял так долго, что, не трясись он уже от страха, стал бы трястись от холода.

Сколько времени он так простоял, я не знаю, но для самого Эдмунда это тянулось целую вечность. Эдмунд, все еще держась в тени арки, осмелился подойти к нему чуть ближе. И тут он понял, что лев вовсе на него не смотрит. Смотрел лев совсем на другое, а именно на гномика, стоявшего к нему спиной шагах в трех-четырех.

Но лев был по-прежнему недвижим, гном тоже. Только теперь Эдмунд вспомнил слова бобра о том, что Колдунья может любое существо обратить в камень. Что, если это всего-навсего каменный лев?

И только он так подумал, как заметил, что на спине и голове льва лежит снег. Конечно же, это просто статуя льва! Живой зверь обязательно отряхнулся бы от снега. Медленно-медленно Эдмунд подошел ко льву. Сердце билось у него так, что готово было выскочить из груди. Даже теперь он не отважился дотронуться до зверя. Наконец быстро протянул руку… она коснулась холодного камня.

Испугался какой-то каменной фигуры. Эдмунд почувствовал такое облегчение, что, несмотря на мороз, ему стало тепло. И в тот же миг пришла а голову расчудесная, как ему показалось, мысль: Королева уже поймала его и обратила в камень. Вот чем кончились их великолепные планы! Ха, кому он теперь страшен, этот Аслан?! Но, несмотря на очки, морда огромного каменного зверя, глядевшего незрячими глазами на луну, была такой грозной, печальной и гордой, что Эдмунд не получил никакой радости от своей проделки.

Он отвернулся от льва и пошел по двору. Дойдя до середины, он увидел, что его окружают десятки статуй: Там были каменные сатиры и каменные волки, и медведи, и лисы, и рыси из камня. Там были огромный кентавр, и крылатая лошадь, и какое-то длинное существо вроде змеи. Они стояли в ярком холодном свете луны совсем как живые, словно на секунду застыли на месте, и выглядели так фантастично, что, пока Эдмунд пересекал двор, сердце его то и дело замирало от страха.

Прямо посредине двора возвышалась огромная статуя, похожая на человека, но высотой с дерево; лицо ее, окаймленное бородой, было искажено гневом, в правой руке — громадная дубина, Эдмунд знал, что великан этот тоже из камня, и все же ему было неприятно проходить мимо.

Теперь Эдмунд заметил тусклый свет в дальнем конце двора. Приблизившись, он увидел, что свет льется из распахнутой двери, к которой ведут несколько каменных ступеней. Эдмунд поднялся по ним. На пороге лежал большущий волк. Ее величество встретила меня на днях в лесу, и я пришел, чтобы сообщить ей, что мои сестры и брат тоже сейчас в Нарнии… совсем близко отсюда, у бобров.

Она… она хотела их видеть…. Эдмунд стоял и ждал; пальцы его одеревенели от холода, сердце гулко колотилось в груди. Он очутился в длинном мрачном зале со множеством колонн; здесь, как и во дворе, было полно статуй. Почти у самых дверей стояла статуя маленького фавна с очень печальным лицом.

Эдмунд невольно задал себе вопрос: В зале горела одна-единственная лампа, и прямо возле нее сидела Белая Колдунья. Я привел их почти к самому вашему замку.

Они сейчас на плотине вверх по реке… в доме мистера Бобра и миссис Бобрихи. Но Колдунья уже не обращала на него внимания. Она хлопнула в ладоши, и перед ней тут же появился тот самый гном, которого Эдмунд уже знал. А теперь нам пора вернуться к мистеру Бобру и миссис Бобрихе и к остальным трем ребятам. Как только мистер Бобр сказал: Она быстро подняла с пола несколько мешков, положила их на стол и сказала:.

А вот пакет чая, вот сахар, вот спички. И хорошо бы, если бы кто-нибудь передал мне несколько караваев хлеба. Они там в углу. Ей не добраться сюда раньше, чем через пятнадцать минут. Зачем раньше времени так волноваться?.. Ну вот и молодец! Мы не можем попасть туда до нее, но мы можем спрятаться в укромном месте и пробираться туда такими путями, каких она не знает.

Я надеюсь, что нам это удастся. И неужели ты собираешься шить на ней по дороге? И вот наконец они вышли из дому, и мистер Бобр запер дверь. К этому времени снегопад прекратился и на небе появилась луна. Они перешли по плотине на правый берег реки, а затем мистер Бобр повел их по еле заметной тропинке среди деревьев, растущих у самой воды.

С двух сторон, сверкая в лунном свете, вздымались высокие берега. Перед ними открывался прекрасный вид… если бы любоваться им, сидя у окна в удобном кресле. Даже сейчас Люси им наслаждалась. Они шли, шли и шли; мешочек, который несла Люси, становился все тяжелее и тяжелее, и понемногу девочке стало казаться, что еще шаг — и она просто не выдержит.

Она перестала глядеть на слепящую блеском реку, на ледяные водопады, на огромные снежные шапки на макушках деревьев, на сияющую луну и на бесчисленные звезды. А затем луна скрылась, и снова повалил снег. Люси так устала, что двигалась, как во сне. Вдруг мистер Бобр свернул от реки направо, и они стали карабкаться по очень крутому склону прямо в густой кустарник. Девочка очнулась, и как раз вовремя: Но если говорить откровенно, Люси по-настоящему поняла, что происходит, когда увидела, что из норы торчит лишь короткий плоский хвост.

Люси тут же нагнулась и заползла внутрь, вслед за бобром. Вскоре она услышала позади приглушенный шум, и через минуту все пятеро были опять вместе. Не скажу, чтобы здесь было очень удобно, но нам всем необходимо немного поспать.

Пещера была совсем небольшая, и так как беглецы легли на землю прямо в шубах, образовав один сплошной клубок, да к тому же все разогрелись во время пути, им показалось там тепло и уютно. Миссис Бобриха достала фляжку, и каждый из них выпил по глотку какой-то жидкости, которая обожгла им горло. Ребята не смогли удержаться от кашля, но зато им стало еще теплей и приятней, и они тут же уснули все, как один. Когда Люси открыла глаза, ей показалось, что она спала не больше минуты, хотя с тех пор, как они уснули, прошло много часов.

Ей было холодно, по телу пошли мурашки, и больше всего на свете ей хотелось принять сейчас горячую ванну. Затем она почувствовала, что лицо ей щекочут длинные усы, увидела слабый дневной свет, проникающий в пещерку сверху. И тут она окончательно проснулась, впрочем, все остальные тоже.

Мистер Бобр мигом выскочил из пещеры. Возможно, вы полагаете, как решила вначале Люси, что он поступил глупо. Напротив, это было очень разумно. Он знал, что может взобраться на самый верх откоса так, что его никто не заметит среди кустов и деревьев, а ему важно было выяснить, в какую сторону направляются сани Белой Колдуньи. Они ждали целых пять минут. А затем чуть не умерли от страха — они услышали голоса. Колдунья поймала мистера Бобра! Выходите, сын и дочери Адама и Евы!

Это не ейные бубенцы! И вот миссис Бобриха, Питер, Сьюзен и Люси кучей вывалились из пещеры, щурясь от яркого солнца, все в земле, заспанные, непричесанные и неумытые. Неплохой сюрприз для Колдуньи! Похоже, ее власти приходит конец. Да, сани и оленью упряжку. Но олени эти были куда крупнее, чем олени Колдуньи, и не белой, а гнедой масти. А на санях сидел… они догадались, кто это, с первого взгляда.

Высокий старик в ярко-красной шубе с меховым капюшоном; длинная седая борода пенистым водопадом спадала ему на грудь. Они сразу узнали его. Хотя увидеть подобные ему существа можно лишь в Нарнии, рассказывают о них и рисуют их на картинках даже в нашем мире — мире по эту сторону дверцы платяного шкафа. На многих картинках Дед Мороз выглядит просто веселым и даже смешным. Но, глядя на него сейчас, ребята почувствовали, что это не совсем так.

Он был такой большой, такой радостный, такой настоящий, что они невольно притихли. У них тоже стало радостно и торжественно на душе. Чары Колдуньи теряют силу. Вам, миссис Бобриха, хорошая новая швейная машина. Я по пути завезу ее к вам. Мистер Бобр был в таком восторге, что широко-прешироко раскрыл рот, и тут обнаружил, что язык не повинуется ему.

Возможно, не за горами то время, когда тебе придется пустить их в ход. Щит отливал серебром, на нем был изображен стоящий на задних лапах лев, красный, как спелая лесная земляника. Рукоятка меча была из золота, вкладывался он в ножны на перевязи и был как раз подходящего для Питера размера и веса.

Питер принял подарок Деда Мороза в торжественном молчании: Я не хочу, чтобы ты участвовала в битве. Тот, кто стреляет из этого лука, всегда попадает в цель. А если ты поднесешь рожок к губам и затрубишь в него, где бы ты ни была, к тебе придут на помощь. Если ты или кто-нибудь из твоих друзей будет ранен, нескольких капель достаточно, чтобы выздороветь.

А кинжал ты можешь пустить в ход, только чтобы защитить себя, в случае крайней нужды. Ты тоже не должна участвовать в битве. Дед Мороз вынул все это из мешка за спиной, хотя никто не заметил, когда это произошло. Да здравствуют настоящие короли! И прежде чем они успели опомниться — и олени, и сани, и Дед Мороз исчезли из виду.

Ох уж эти мужчины! Помогите отнести поднос вниз, и будем завтракать. Как хорошо, что я захватила большой нож. И вот они снова спустились в пещеру, и мистер Бобр нарезал хлеба и ветчины, и миссис Бобриха сделала бутерброды и разлила чай по чашкам, и все с удовольствием принялись за еду. Но удовольствие их было недолгим, так как очень скоро мистер Бобр сказал:. Тем временем Эдмунду пришлось испытать тяжелое разочарование. Он думал, что, когда гном пойдет запрягать оленей, Колдунья станет ласковее с ним, как было при их первой встрече.

Но она не проронила ни слова. Набравшись храбрости, он спросил:. Гном вышел и тут же вернулся. В руках у него была железная кружка с водой и железная тарелка, на которой лежал ломоть черствого хлеба. С отвратительной ухмылкой он поставил их на пол возле Эдмунда и произнес:. Но Колдунья обернулась к нему, и лицо ее было так ужасно, что Эдмунд тут же попросил прощения и принялся жевать хлеб, хотя он совсем зачерствел и мальчик с трудом мог его проглотить. Эдмунд еще не кончил есть, как появился первый гном и сообщил, что сани готовы.

Белая Колдунья встала и вышла из зала, приказав Эдмунду следовать за ней. На дворе снова шел снег, но она не обратила на это никакого внимания и велела Эдмунду сесть рядом с ней в сани. Прежде чем они тронулись с места, Колдунья позвала Могрима. Волк примчался огромными прыжками и, словно собака, стал возле саней. Спрячьтесь и ждите меня там. Мне придется проехать далеко на запад, прежде чем я найду такое место, где смогу переправиться через реку. Возможно, вы настигнете беглецов до того, как они доберутся до Каменного Стола.

Ты сам знаешь, что тебе в этом случае делать. Не прошло и нескольких минут, как он вместе с еще одним волком был на плотине у хатки бобров. Конечно, они там никого не застали. Если бы не снегопад, дело кончилось бы для бобров и ребят плохо, потому что волки пошли бы по следу и наверняка перехватили бы наших друзей еще до того, как те укрылись в пещере.

Но, как вы знаете, снова шел снег, и Могрим не мог ни учуять их, ни увидеть следов. Тем временем гном хлестнул оленей, сани выехали со двора и помчались в холод и мрак.

Поездка эта показалась Эдмунду ужасной — ведь на нем не было шубы. Не прошло и четверти часа, как всю его грудь, и живот, и лицо залепило снегом; не успевал он очистить снег, как его опять засыпало, так что он совершенно выбился из сил и перестал отряхиваться. Вскоре Эдмунд промерз до костей.

Ах, каким он себя чувствовал несчастным! Непохоже было, что Колдунья собирается сделать его королем. Как он ни убеждал себя, что она добрая и хорошая, что право на ее стороне, ему трудно было теперь этому верить. Он отдал бы все на свете, чтобы встретиться сейчас со своими, даже с Питером. Единственным утешением ему служила мысль, что все это, возможно, только снится и он вот-вот проснется. Час шел за часом, и все происходившее действительно стало казаться дурным сном.

Сколько времени они ехали, я не мог бы вам рассказать, даже если бы исписал сотни страниц. Поэтому я сразу перейду к тому моменту, когда перестал идти снег, наступило утро и они мчались по берегу реки при дневном свете.

Эдмунд надеялся, что она вспомнила о завтраке. Она велела остановить сани совсем по другой причине.

Недалеко от дороги под деревом на круглых табуретах вокруг круглого стола сидела веселая компания: Эдмунд не мог разглядеть, что они ели, но пахло очень вкусно, всюду были елочные украшения, и ему даже показалось, что на столе стоит плум-пудинг.

В тот миг как сани остановились, лис — по-видимому, он был там самый старший — поднялся, держа в лапе бокал, словно намеревался произнести тост. Но когда сотрапезники увидели сани и ту, которая в них сидела, все их веселье пропало. Папа-белка застыл, не донеся вилки до рта; один из сатиров сунул вилку в рот и забыл ее вынуть; бельчата запищали от страха. Что означает все это обжорство, это расточительство, это баловство?!

Где вы все это взяли? И если вы позволите, я осмелюсь поднять этот бокал за ваше здоровье…. Как вы осмелились… но нет… Скажите, что вы солгали, и, так и быть, я вас прощу. Эдмунд видел, что Колдунья крепко прикусила губу, по подбородку у нее покатилась капелька крови.

В первый раз с начала этой истории Эдмунд позабыл о себе и посочувствовал чужому горю. Он с жалостью представил себе, как эти каменные фигурки будут сидеть в безмолвии дней и мраке ночей год за годом, век за веком, пока не покроются мхом, пока наконец сам камень не искрошится от времени. Они снова мчались вперед. Однако скоро Эдмунд заметил, что снег, бивший им в лицо, куда более сырой, чем ночью.

И что стало гораздо теплей. Вокруг начал подниматься туман. С каждой минутой туман становился все гуще, а воздух все теплее. И сани шли куда хуже, чем раньше. Сперва Эдмунд подумал, что просто олени устали, но немного погодя увидел, что настоящая причина не в этом. Сани дергались, застревали и подпрыгивали все чаще, словно ударяясь о камни.