Skip to content

Федор Шмит. Избранное. Искусство. Проблемы теории и истории Федор Шмит

У нас вы можете скачать книгу Федор Шмит. Избранное. Искусство. Проблемы теории и истории Федор Шмит в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Нам крайне необходима Ваша финансовая помощь для развития проекта. Мы готовы информировать Вас о книжных новинках. Обещаем, что наши письма будут не слишком частыми и совсем не скучными.

Кроме того, Вы в любой момент сможете отказаться от получения наших писем История культуры , Мировая художественная культура. Чтобы написать отзыв или рецензию, необходимо авторизоваться на портале. Вы можете внести посильный вклад в развитие сайта КнижныйГид рассказав о нас друзьям в социальных сетях: Пришлось, значит, не только учиться, но еще и думать.

В этих своих думах исходил я от нескольких положений, взятых — я не знаю в точности, откуда: Прахова, может быть — из книжки Л. Основные мои положения были следующие:. Когда я решил, что чужим умом все равно умен я не буду и что надо сознательно проработать самому всю теорию искусства, мне показалось, что все это дело вовсе не представляет непреоборимых трудностей: Разве в области стилистики искусствоведы не делают чудеса?

Разве у Толстого и Плеханова не заложен великолепный фундамент для социологии искусства? Разве, при моей постановке проблемы, исторический процесс в целом может оставаться неразрешимой загадкой? Надо было только энергично взяться за историю искусства. И вот в г. На самом деле я никогда не написал даже и второго выпуска. Мое изложение истории было основано на истолковании искусства: Вместо того чтобы повествовать дальше о том, как развивалось искусство, я занялся вопросами классификации искусств и классификации стилей.

Получилась внутренне единая и стройная теория искусства, приложимая ко всем видам искусства, во всех их — этнологически, археологически и исторически данных — проявлениях. Искусствоведы не сказали ничего или почти ничего — просто потому, что в и и гг. Настоящей дискуссии в искусствоведческой среде мне поднять не удалось. Зато началась, совершенно неожиданно для меня, дискуссия политическая — именно в начале г. Укргосиздат заключил со мной договор на переиздание ее.

Я ревностно приступил к полной переработке своего сочинения и вскоре представил рукопись 1-го тома в новой редакции. Надо сказать, что до и даже г. По всему этому, во избежание недоразумений, я намеренно воздерживался и в г.

Скворцов председатель , В. Мне хотелось бы начать с автобиографической справки — не потому, конечно, чтобы было особенно интересно, как именно я дошел до именно такой постановки теоретических вопросов искусствоведения, а потому, что, кажется, все представители старшего поколения наших искусствоведов шли более или менее по той же дорожке, как и я. В течение первых 12—13 лет своей самостоятельной научной работы я был "чистым" историком искусства, с очень определенно ограниченным кругом познаний и интересов.

По специальности я был первоначально классиком — просто потому, что во время моего студенчества, в середине х годов, в Университете полагалась только история античного искусства и только на Классическом отделении Историко-филологического факультета. По окончании университетского курса мне посчастливилось подолгу странствовать по Западной и Южной Европе, и я смог расширить свои горизонты, изучив еще и памятники восточного "византийского" и западного Средневековья и итальянского Ренессанса; библиотечная работа в римских, афинских и константинопольском Археологических институтах позволила осознать и привести в систему накопленный зрительной опыт; позднейшие поездки по Германии, Австрии и России пополнили мои исторические сведения.

В итоге я оказался специалистом-византинистом. Об искусстве "классического" древнего Востока я знал то, что можно знать, не видав ни Египта, ни Месопотамии и не побывав в музеях Лондона и Парижа; древнерусское искусство знал мало; искусство новое XVII—XX вв.

И вот с таким багажом я в г. Так как я был единственным искусствоведом в сравнительно большом и культурном городе, я, естественно, должен был обслуживать вовсе не одну только учащуюся молодежь, но также и "вольную" публику. И тут немедленно выяснилось, что даже в области истории искусств пластических интересы моих аудиторий были гораздо шире, чем мои познания. Мне пришлось упорно засесть за книжки, какие были доступны, и начать систематически учиться, чтобы хоть как-нибудь, в срочном порядке, восполнить хоть наиболее вопиющие пробелы в моих исторических, археологических и этнологических познаниях.