Skip to content

Гончая: Корабль-призрак Ирина Нечаева

У нас вы можете скачать книгу Гончая: Корабль-призрак Ирина Нечаева в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Все нормально, обычный корабельный быт. Наверное, потому, что он может без видимого вреда для себя выпить такое количество виски, которое меня лишает всякой критичности мышления.

Чтобы его слова сомнению подвергнуть было невозможно физически. Вообще-то она была права. Справа действительно темнело какое-то некрупное суденышко под косым парусом, без ходовых огней. Остаток вахты я развлекался, пытаясь сообразить, что это такое было.

Все книги Новинки Бестселлеры Бесплатные книги Популярные. Корабль-призрак Ирина Нечаева Оценить. С этой книгой читают. Двойное проникновение double penetration. Ступени натурального бодибилдинга культуризма. Энциклопедическией словарь оториноларингологических терминов. Дикие травы нашего края. Большая энциклопедия страха публичного выступления.

В соответствии с п. Сгорела, кончилась эпоха великих парусных судов. Потом вспомнил какие-то слова, спросил: Как это нет выхода? Впрочем, меня это мало волновало. Когда я спросил, почему так, Джо даже как-то растерялась: По-моему, этот билет оказался счастливым. В день, когда мне исполнилось двенадцать, случилась встреча, определившая всю мою дальнейшую жизнь. Утром я спустился в гостиную раньше всех и первым делом, естественно, приступил к разворачиванию подарков.

И сразу полез к самому большому прямоугольному свертку, чтобы поскорее справиться с самым большим разочарованием. До сих пор не знаю, как моим родителям пришло в голову сделать мне этот подарок. Наверное, отец просто спросил, чего бы купить для мальчика моего возраста, а как раз в тот день в магазин завернул какой-то добрый ангел, принявший облик продавца.

Мой отец был бухгалтером и самым неромантичным человеком в мире — наверное, даже в детстве он читал по ночам учебник математики и играл с логарифмической линейкой. Матери же просто в голову бы не пришло, что двенадцатилетний пацан может интересоваться книгами. Да, в свертке оказались книги.

Понятно, что я, с моим-то воспитанием, был не в восторге и от этого подарка. Для чего-то брезгливо потыкав первый том пальцем, я все же его раскрыл — из вежливости, что ли. В ту самую минуту я пропал навсегда.

В моих снах поселились гулкие белые паруса и абордажные сабли, пиратские сокровища, морские карты и корсарские корабли… А ведь тогда я еще ни разу не видел моря и никогда не ступал на палубу.

Что там, в моем родном Лохмаре, не было даже толковой реки — я корабль-то живьем увидел уже в морской школе. Ясное дело, меня никто не понимал. Меня ждали Боннский университет, юриспруденция и место в отцовской фирме. Но если уж море позовет кого, то это навсегда, и когда мне сравнялось шестнадцать, я стал курсантом шлезвиг-гольштейнской школы моряков. При столкновении с реальностью все мои мечты само собой, жалобно треснули, но все же устояли.

Каждое лето я выходил на ней в море — волонтером, практикантом, матросом, в последний раз даже штурманом — и тут уже старался как черт.

Капитан меня отмечал и даже звал после окончания школы к себе, но как-то меня эта перспектива не радовала. Ходить из года в год одними и теми же маршрутами, учить курсантов, разбираться с волонтерами… Надо сказать, что в наше время решительно во всех местах, где предполагается романтика, девчонок будет не меньше, чем парней.

Ну и что с ними делать? В общем, неделю после торжественного выпуска я шатался по вольному ганзейскому городу Гамбургу и размышлял о своей жизни и о том, что же с ней делать. Пришлось признаться себе, что современный флот меня на самом деле вовсе не прельщает.

Живут там, хлеб сеют, коз разводят и прекрасно себя чувствуют. Экскурсии принимают… Вот почему никто так корабли не реконструирует? Приготовившись уже отправиться на шхуну и сообщить о своем согласии, я сидел в порту и страдал напоследок по несбывшимся мечтам, когда вдруг увидел, как в гавань медленно входит большой парусник.

Поначалу я толком не обратил на него внимания, сочтя очередным учебным корытом или, того хуже, плавучим рестораном, но по мере того, как он подходил к понтону, оказалось, что это превосходнейшая историческая реконструкция трехмачтового фрегата. Конец семнадцатого века по грубой прикидке.

Он был велик и притом очень изящен, и, видно, только что оттимберован.