Skip to content

Каменная стена, или Приказано умереть В. Г. Колычев

У нас вы можете скачать книгу Каменная стена, или Приказано умереть В. Г. Колычев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Главное, что отряд поддержки разгромлен. И можно не опасаться за свои тылы. Он развернул своих подчиненных и бросил их на помощь товарищам.

Совместными усилиями двух групп были уничтожены пулеметное гнездо и несколько автоматчиков. Но погибли два солдата и еще трое были ранены. Как он умудрился попасть впросак, Марат разбираться не стал.

И без того их огонь усиливается…. Группа Извекова, под завязку загруженная убитыми и ранеными, отходила. Группа Марата ее прикрывала. Пленного боевика тащили на себе. Да и разведчики отстреливались ожесточенно. Стреляли и медленно откатывались назад.

Но темнота снова сыграла на руку разведчикам. Несколько мин шлепнулось далеко в стороне от них. На этом все и закончилось. Разведчики втянулись в расположение мотострелкового полка. Раненых бойцов передали на руки полковым врачам.

Убитых оставили, чтобы затем переправить в расположение своей части. Им-то ничем уже не поможешь. Впрочем, это было понятно и без приказа. Как было понятно и то, что с пленным не мешало бы поработать на месте.

Это был мужчина лет тридцати. Высокий лоб, глубоко посаженные глаза, выдающиеся скулы. Тип лица — славянский, волосы светлые. Рост — чуть выше среднего, жилистый. Пленник пришел в себя, но ненадолго: Извеков не выдержал, схватил его за грудки, подтянул к себе и ударил головой в переносицу. Мало того, что эти оборотни позорят славянское племя, так они еще и мародерствуют в чеченских селениях. Грабят и убивают мирных жителей они, а вся ненависть достается русским солдатам.

Хотя федералы тоже не ангелы в этом плане, но это уже другой разговор. Была б его воля, он бы не стал избивать подлеца. Он бы просто его убил. И дело даже не в ненависти, просто есть на войне такой закон — что заработал, то и получи. Наемника привели в чувство. Марат занялся им лично. Он не бил его, не материл, но смотрел на него тяжелым, убийственно-пронзительным взглядом.

Наемника трясло как в лихорадке. В глазах животный страх, губы дрожат. Угрожающе процедил сквозь зубы: Но стрелял в воздух. Не по своим, нет! И резким движением передернул затвор автомата. Марат посмотрел на него и понял, что старлей не шутит. Он в самом деле мог выстрелить. Отрядом боевиков заправлял небезызвестный полевой командир Мирза. Оборона эшелонирована, есть даже бетонные дзоты. Много оружия — минометы, гранатометы, пулеметы, автоматы, огромное количество боеприпасов.

Он даже смог показать на карте пять стационарных огневых точек — два дзота и три минометных гнезда…. В обратную дорогу разведчики отправились утром. Настроение ни к черту. Два трупа — это много. Да и один из раненых висел на волоске от смерти…. В расположении части разведчиков ждал сам генерал Суходол. Высокий статный мужчина лет сорока пяти. Благородная седина на висках, широкий лоб, суженный подбородок, густые щетинистые брови, широкий нависающий нос.

Глаза не злые, но какой-то демонический огонек в них…. На этом разговор был закончен. Генерал забрал с собой пленного и под усиленной охраной отправился в штаб группировки.

Вечером этого же дня по засвеченным квадратам и огневым точкам противника отработала артиллерия. А на следующий день в расположение батальона снова прибыл генерал Суходол. Он был мрачнее тучи. Он говорил, а сам пронзительно смотрел на Марата. Как будто он был виноват в том, что боевик слил ему дезу. Окопы в полный рост, ходы сообщений, блиндажи.

Для двух десятков боевиков это слишком. Захваченный наемник мог обмануть нас в другую сторону. Может, на высоте не четыреста, а тысяча боевиков?.. Сегодня ночью снова отправитесь на место. И тщательно все разведаете. Мне нужно знать точное количество боевиков, засевших на сопке! А если мало, что с того? Чем меньше, тем лучше…. Марат тоже не совсем понимал, зачем нужен дополнительный разведрейд.

И без того ведь ясно, что высота отлично укреплена. Да и как узнать точное количество боевиков — по головам их, что ли, считать? Но приказы начальства не обсуждаются. И группа капитана Крушилина снова отправилась в ночь.

Но уже на подходе к высоте разведчики попали под ураганный минометный огонь. Марат завернул группу обратно. Двое убитых, и шесть человек получили ранения — трое из них попали в разряд тяжелых и немедленно были отправлены в госпиталь.

Двое попали в медсанбат, и только один остался в строю с легким касательным ранением в предплечье. Уже утром на командном пункте группировки лежало донесение капитана Крушилина, где были указаны координаты обнаруженных минометных батарей. Но Суходолу этого показалось мало. В группе Марата было десять бойцов, осталось только трое. Но еще в его подчинении была целая рота — чуть более тридцати душ.

А генерал отдал приказ — собрать новую разведгруппу и отправить ее в тыл к закрепившимся на высоте боевикам. Задача прежняя — выявить расположение и численность сил противника. Он и сам не понимал, что происходит. Можно было предположить, что генерал возвел его в разряд своих личных врагов. Но ведь это полный абсурд. Если он в чем-то провинился, Суходол мог наказать его в уставном порядке.

А отправлять его на смерть — такого наказания в уставе еще не придумано. На исходе того же дня он снова отправился к заклятой высоте. На этот раз Марат не позволил себя обнаружить. Под покровом ночи пробрался в тыл к противнику, составил, насколько можно было, подробную схему расположения узлов обороны. Но незаметно уйти не удалось. Боевики обнаружили разведчиков, и в воздух тут же взвились осветительные ракеты. К счастью, Марат держал про запас спланированный на пожарный случай маршрут отступления.

Он не растерялся и быстро повернул группу назад. Мастерство командира и умение уходить в отрыв спасло разведчиков. Беспорядочный огонь боевиков не смог их остановить.

И к тому времени, когда к делу подключились пулеметы и минометы, вся группа уже бежала по дну неглубокой извилистой балки, которой, кстати сказать, на карте не было. Хорошо, что Марат ее обнаружил, когда подбирался к окопам противника… И все же трое бойцов получили ранения. К счастью, ранения не были серьезными.

Он снова вернулся в расположение батальона, снова доложил на командный пункт о результатах разведки. И снова замер в ожидании очередного дурацкого приказа. А приказ не заставил себя долго ждать. Батальону майора Лымарева была поставлена задача провести разведку боем, выбить противника с высоты и закрепиться на ней.

Это означало, что разведчиков решено было использовать в качестве штурмового подразделения. Постановка таких задач предусматривалась боевым уставом, но на практике использовалась в исключительных случаях, когда дела на фронте обстояли из рук вон плохо. Но ведь в распоряжении командующего группировкой есть штурмовые подразделения, которые могли бы взять высоту без участия разведчиков. Ни один умный командир не станет жертвовать своей разведкой ради сиюминутной выгоды.

Можно положить разведбат и захватить высоту, но ведь война на этом не закончится. А без разведки армия глуха и слепа, мало того — обречена на поражение.

Может, именно к этому и стремится генерал Суходол? Если так, то почему? Может быть, потому, что как сухопутчик не любит военно-морской флот? Ведь разведбат майора Лымарева представлял отдельную десантно-штурмовую бригаду морской пехоты. Его можно и под нож пустить, чтоб не маячил бельмом на глазу. А в распоряжении объединенной группировки есть подразделения сухопутной разведки….

Операцией руководил командующий группировкой, а не его заместитель генерал Суходол. Может быть, именно поэтому перед штурмом была проведена грамотно спланированная артподготовка. Тогда, в девяносто четвертом, Марат Крушилин был молодым лейтенантом, только-только из училища. Его взвод попал в самое пекло, и только неплохая выучка его бойцов спасла подразделение от полного уничтожения. Потери ужасающие — из тридцати двух человек личного состава в строю осталось всего четырнадцать.

Сейчас капитан Крушилин командовал ротой отдельного разведбата морской пехоты. И снова он должен штурмовать Грозный. Что ждет его впереди? Худо, если повторение пройденного…. Эдуард Извеков командовал второй ротой. В девяносто шестом году был представлен к ордену. В штабах, как всегда, бардак. На улице было темно, холодно и сыро, а в штабной палатке светло и тепло.

Печка не чадит, не дымит. Старшина батальона Дергунов знает свое дело — для комбата у него всегда припасены сухие ольховые и осиновые дрова. Майор Лымарев смотрел на ротных хмуро, исподлобья. Верный признак того, что подчиненным предстоит выход в поле.

К тому же он только что вернулся из штаба объединенной группировки, а туда просто так не вызывают. Сначала он ткнул пальцем в карту — обозначил высоту на ближних подступах к Грозному. По предварительным данным разведки, не более трех-четырех групп. Задача — найти и уничтожить огневые средства противника…. Действовать предстояло в составе двух разведгрупп. Одну должен был возглавить капитан Крушилин, вторую — старший лейтенант Извеков.

Необходимо было под покровом ночи скрытым порядком подойти к высоте, обнаружить противника и разобраться с ним в ближнем бою. Ключ к воротам города… Такой ключик под семью печатями держат…. Генерал-майор Суходол был заместителем командующего объединенной группировки. Но ведь это не значило, что он всевидящий и всезнающий. Но свое мнение Марат решил оставить при себе. В конце концов, он боевой офицер и, если ему поставили задачу обследовать высоту, он должен действовать.

Приказ в армии — святое…. Он получил задачу, уяснил и приступил к исполнению. Надо было собрать группу из десяти человек, экипировать ее, совершить марш-бросок на расстояние семь-восемь километров, затем еще километра два скрытного передвижения к огневым точкам противника. Отдельный разведбат только назывался батальоном. По списку всего семьдесят человек, что недотягивало даже до штатной численности обычной роты морских пехотинцев.

Центром произведения является личность героя, а главными элементами - события и обстоятельства его существования. Мягкая ирония наряду с комическими ситуациями настолько гармонично вплетены в сюжет, что становятся неразрывной его частью. Динамичный и живой язык повествования с невероятной скоростью приводит финалу и удивляет непредсказуемой развязкой. Отличительной чертой следовало бы обозначить попытку выйти за рамки основной идеи и существенно расширить круг проблем и взаимоотношений.

Создатель не спешит преждевременно раскрыть идею произведения, но через действия при помощи намеков в диалогах постепенно подводит к ней читателя. Написано настолько увлекательно и живо, что все картины и протагонисты запоминаются на долго и даже спустя довольно долгое время, моментально вспоминаются.

Кто способен читать между строк, может уловить, что важное в своем непосредственном проявлении становится собственной противоположностью. Обильное количество метафор, которые повсеместно использованы в тексте, сделали сюжет живым и сочным.

Из-за талантливого и опытного изображения окружающих героев пейзажей, хочется быть среди них и оставаться с ними как можно дольше.