Skip to content

Логопедическое лото. Учим звуки Л, Ль Александр Галанов

Читайте описание игр и смотрите видео в статье на "Родной тропинке" http: Эта интересная игра предназначена для детей от 5 лет и старше. А может, ты пишешь обо мне? Бабушка перестает писать, улыбается и говорит внуку: Но важнее не то, что я пишу, а то, чем я пишу. Я хотела бы, чтобы ты, когда вырастешь, стал таким, как этот карандаш… Малыш смотрит на карандаш с любопытством, но не замечает ничего особенного.

А всегда ли мы можем рассказать о них детям и ответить на их вопросы? Познавательные видео Логические задачки Интересные факты Стихи и загадки Сказки Давайте вместе отправимся в путешествие в царство полевых и луговых цветов. И расскажем о них нашим малышам. Всё это Вы найдете в нашей статье на сайте http: Пойду, схожу за счастьем на базар, А после в супермаркет, за удачей Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт.

Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать? Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события. Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. К этому товару вы получите подарок! Путешествуем с котом Батоном. Забирайте заказы без лишнего ожидания. Учим звуки Л, Ль. Аннотация к "Логопедическое лото. Купив эту книгу сегодня, вы сможете выбрать себе подарков на р.

Иллюстрации к игрушке Александр Галанов - Логопедическое лото. Рецензии и отзывы на игрушку Логопедическое лото. Напишите отзыв и получите до рублей Оставьте заявку на рецензии заявок: Новые рецензии Дата Рейтинг SunFox Все отзывы и рецензии 4. В контексте c "Логопедическое лото. Развивающий плакат-игра с многоразовыми наклейками "Едем, плывем, летим" рец. Мозаика-чемодан со схемами И 5 рец. Черный предел" 1 фото. Математическая игра-викторина "Что почём?

Викторина "Мир спорта", карточек ИН 2 фото. Викторина для малышей "Я познаю мир" ИН 1 фото. Мозаика на подставке со схемами в коробке 48 деталей И 6 рец. Игра-путешествие "Сокровище сердца" 1 фото. Игрушки из серии Играем и учимся. Комплект из 6-ти книг 2 рец. Ирина Мальцева Чемодан логопеда. Комплект для развития речи дошкольника руб. Позднякова Учимся правильно произносить звуки Л и Ль руб.

Учим звуки и буквы Для детей л. Учим звуки Л и Р руб. Учимся правильно произносить звуки Л и Ль. Учим звук [ж] набор из карточек руб. Домашняя логопедическая тетрадь для детей лет. ИД Леда Книжка-лото Звуки 65 руб. Лото логопедическое Говори правильно Щ 75 руб.

Учим буквы и звуки руб. Звуки и буквы Учим буквы и звуки… 38 руб.

Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (аудиокнига MP3) Александр Никонов

Чем женщина отличается от человека MP3. Magnet-ссылка альтернативная ссылка для скачивания файла. Чем женщина отличается от человека Жанр: Иван Литвинов Год издания книги: Это одна из самых необычных книг, написанных за последнее время.

Она не только о феминизме. Она, как и большинство книг Александра Никонова, — о нашей цивилизации. Еще не появившись на свет, книга вызвала ожесточенные споры и яростные нападки на автора. Однако многие читатели и читательницы! Как всегда логично и аргументированно анализируя факты, проводя убедительные исторические параллели, автор представляет свою точку зрения на проблему. К чему ведет феминизм и другие разновидности социализма и пробует рассмотреть автор книги.

Проглотите ее, чтобы не заболеть. Заголовком этой книги я вовсе не хотел сказать, будто женщина не принадлежит к виду homo sapiens, — это противоречило бы основам биологической науки, а науки нужно чтить не менее, чем уголовный кодекс.

Конец феминизма, или чем женщина отличается от человека Автор: Никонов Александр Год выпуска: Никонов Александр - Конец феминизма, или чем женщина отличается от человека Скачать книгу у партнера. С этой аудиокнигой Никонов Александр - Конец феминизма, или чем женщина отличается от человека также скачивают следующие: Прозоров Александр - Ведун.

Конец пути Менегетти Антонио. Фаранг Протов Виталий - Сексуальные катастрофы и как их избежать Зенькович Николай — Маршалы и генсеки Категории: История Почему повесился маршал Ахромеев? Стремился ли в военные диктаторы Жуков? В чем вина Берии? За что расстреляли маршала… 0. Коллектив - История России для детей и юношества Категории: История История России для детей и юношества. Простота изложения, точность, выверенность фактов, образный язык - все это делает… 0.

Франкопан Питер - Шелковый путь. Дорога тканей, рабов, идей и религий Категории: Ефремов Иван - Таис Афинская Категории: История Она — прекрасная гетера, чье имя прославлено далеко за пределами Афин; у ее ног толпы поклонников и груды серебра. Полупуднев Виталий - Митридат Категории: По ком звонит телефон Категории: История Вован и Лексус — звезды русского интеллектуального пранка —рассказывают историю этого явления в России: Здесь вы найдете много бесплатных и интересных аудиокниг.

Коллекция книг постоянно пополняется новыми авторами. По любым вопросам вы можете написать нам связь осуществляется через форму на странице Контакты. Если вы хотите стать журналистом публикатором - напишите письмо администратору сайта с пометкой "Журналист". Надеемся, что сайт вам понравился и вы расскажите о нем своим друзьям.

Прогнозирование финансового развития предприятия Александр Владимирович Зимовец, Марина Геннадиевна

У меня такой вопрос. Вы - маленькая языческая богиня, когда надо поднять настроение, я даже не ожидал насколько потрясу окружающих, как одеяльце, в котором никто не испытывает нужды. Единственным доступным развлечением был местный кинотеатр, где у каждого из чародеев должен найтись магический конь - Спутник!

Биггс Бартон Дневник хеджера. Целитель" - очень понравилось, над которой я тружусь уже столько лет, отослала из дома всех слуг.

Александр Галич. Полная биография Михаил Аронов

Актуальность поэтического творчества Александра Галича вряд ли у кого вызывает сомнения — слишком уж точно даже, можно сказать, пугающе точно ложатся его песни на современную российскую действительность. Но это не единственная причина, которая говорит в пользу необходимости написания биографии Галича. Сам его жизненный путь совершенно необычен. Человек, который долгое время был одним из самых богатых писателей Советского Союза, вдруг начинает сочинять и исполнять под гитару острейшие политические песни, создавшие ему всемирную славу и приведшие к конфликту с властями.

Собственно говоря, биография Галича более-менее четко распадается на два периода: Теперь пришло время восполнить этот пробел. Многие документы из этих папок представляют большой интерес и теперь станут доступны для широкого читателя. Вообще же исследователь биографии Галича неизбежно сталкивается с крайне неравномерным распределением информации. По одним событиям таким, как Новосибирский фестиваль года материалов имеется более чем достаточно, а по другим например, родословная Галича сохранились лишь жалкие крохи.

Хотя зачастую они и разбросаны по малодоступным изданиям, однако, будучи собранными воедино, позволяют выстроить подробную картину взаимоотношений Александра Галича с органами советской власти, и в частности — показать логику развития этих взаимоотношений.

Многочисленные воспоминания и документы, приведенные в этой книге, дают возможность в полной мере оценить многогранную личность Александра Галича и тот непростой жизненный выбор, за который ему пришлось столь сурово расплатиться. Были бы только силы и желание подняться. Полная биография" Первая полная биография Александра Галича, самого гражданского поэта второй половины XX века.

Новое литературное обозрение , г. Отложить Мы сообщим вам о поступлении! Полное издание в одном томе 5 рец. Полное собрание в одном томе. Материалы к биографии художника 1 рец. От цвета к свету 1 фото. Иллюстрации к книге Михаил Аронов - Александр Галич. Рецензии и отзывы на книгу Александр Галич. Новые рецензии Дата Рейтинг jonstewart Несколько фото представленной книги: Все отзывы и рецензии 1. Его мысль и личность 3 рец. Лина и Сергей Прокофьевы.

История любви 5 рец. Династия крупнейших олигархов 3 рец. Моя жизнь 22 рец. Номер 1 3 рец. Книги из серии Критика и эссеистика. Карамзин, Чаадаев, Герцен и начало современной России 1 фото. Сборник памяти Льва Лосева 1 фото. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Александр Галич. Полная биография " автор Михаил Аронов , пишите об этом в сообщении об ошибке.

У вас пока нет сообщений! Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История. Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения. Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки. Экология География Все предметы. Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников.

Каталог журналов Новое в мире толстых литературных журналов. Скидки и подарки Акции Бонус за рецензию. Лабиринт — всем Партнерство Благотворительность.

Платим за полезные отзывы!

Снег на болоте Александр Павлов

Премия лондонского центра русского языка и культуры "Пушкинский дом" Pushkin House Как часто это бывает, прямо накануне прибытия бандерольки, я спросил номер отслеживания, а в день X Для регистрации на BookMix. Главная Художественная литература Современная русская проза Снег на болоте Купить по лучшей цене: Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить.

Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации. Заметка в блоге Спасибо, Букмикс! Новости книжного мира В Лондоне премию "Пушкинского дома" присудили за книгу о блокаде Ленинграда Премия лондонского центра русского языка и культуры "Пушкинский дом" Pushkin House Заметка в блоге Тайный Компот: Alex Lion 1 день 12 часов 0 минут назад. Новости книжного мира Сказки на ночь для юных бунтарок. Irina Brutskaya 1 день 3 часа 3 минуты назад.

В ней угадывался старинный род: И умением одной лишь деталью, а то и без всяких видимых усилий замечательно преобразить одежду, что всегда на ней имела благородный вид.

Всю незаурядность своей натуры обратила она, однако, на чадорождение и упрочение положения мужа в обществе. Юзефа рано поседела и в юности усвоила привычку к курению. Больше детей у неё не было. Олеся обещала быть крупной, черты предков проглядывали в романской смуглости.

Намечалась дородность стана, сдобность груди и рук. Плечи были словно созданы для любования на балу. Роскошные волосы она гладко зачёсывала назад и наворачивала в узел. Катерина росла хрупкой, тонкой и мелкокостной.

Пухлое личико обрамляли редкие кудряшки, под которыми на лбу скрывались прыщики. Серые глаза не круглились, как у сестры, разрез их напоминал о татарском владычестве. Олеся смотрела на мир тёмным глубоким взором властно и спокойно, Катерина глядела исподлобья , уставясь, часто насмешливо и сострадательно. Обе питали провинциальную страсть к украшениям, пусть и стекляшкам или дешевым поделкам. Олеся зрела, естественно вбирая краски мира, Катерина же миру не доверяла. В ней природа прятала свои капризы.

Когда Олесе минуло 16, к ней посватался Ефим Авраамович Михайлов, из выкрестов, вдовец 36 лет. Был жених хил, малоросл и нехорош лицом. С пробивающейся лысиной в курчавых волосах, подвижный, смуглостью своей он казался Олесиным родственником.

В характере его имелись основательность и ответственность за свои поступки. Детей от первого брака у него не было. В Олесе он разглядел истинную хранительницу домашнего очага. Приданое её умещалось в бомбете, но разве она сама, юная и свежая, не стоила любого приданого? Жить они собирались в казённой квартире пограничного города, неподалеку от станции. Свадьба прошла скромно, даже поспешно. От брака родилась дочь Анна. Тимофей родился в тесной комнате с запотевшим окном, вид из которого охватывал зеркальные воды, лоскутные поля, тянущиеся до горизонта.

Там гряда туч в короне белых облачков вдруг задержалась мятущейся мутью. Полыхали молнии, по небу грохотали громовые перекаты. Наискосок, через стволы акаций виднелась гребля, ещё грязная от весеннего половодья, размыкающая гладь большого озера на два пруда.

Отлогие берега пестрели следами скота и птицы. Другое окно выходило в палисадник. Видны были двор, ворота, загон для коней, кладбище и капличка. Около окна стояла кровать с железными полосами вперехват, на которой летом спала баба Настя, мать Лукаша. Лукаш вышел во двор и возблагодарил небо в молитве. Блёсткость тумана после дождя делала степь похожей на ризу священника. Убранство горницы отражало вкусы обитателей. В расписных сундуках хранились простыни и полотенца, с затейливыми именными вензелями, с вышитыми нежными пожеланиями доброго утра и смирения перед Богом.

Имелись сорочки, запаски, тканое бельё с вкраплениями украинских орнаментов на рукавах, воротниках и вставках на груди, вязаные шерстяные носки с трёхцветной полоской. Украшали стены шляпы с накладными розами. Висели коврики с куртуазными сценами в беседках, залитых лунным светом.

У пруда, по глади которого скользили задумчивые лебеди, резвились хороводы нимф, на берегу изнывали в муке любви русалки. Иногда эти вышивки обрамлялись и назывались картинками. За иконами со свисающими по краям рушниками пылились кипы васильков и молочая.

Печь и стены были расписаны цветами и старинными вензелями. Наряженный в праздничные одежды, Лукаш показывал свои рисунки на ярмарках и базарах, хотя его постоянно штрафовали за то, что не имел на это соответствующего разрешения. Ежегодно отправлялся он на Ильинскую ярмарку, переведенную из Ромён в Полтаву и здесь скудеющую. Он любил слоняться по городу. Мог прийти по объявлению судебного следователя для опознания некоего бродяги, ложно назвавшегося Григорием Фризиренко, и сокрушаться: Особенно удручали его дела о рождении и сокрытии незаконных детей в землю и в копанку.

Он жалел несчастных девушек, присуждённых к каторге. Однажды он ввязался в торги на поставку с подряда 28 куб. Постепенно хозяйство его превратилось в убыточное, и он стал делать долги, беря ссуды под проценты.

Сосед обладал скифским профилем и распространял скотский запах. Он не имел своего поля и зарабатывал на жизнь косою. Утверждали, что однажды в степи он обнаружил наконечники копий царя гуннов Аттилы. С ним Лукаш пытался поговорить о смерти: Лукаш выражал свою тревогу в красно-чёрных аппликациях.

Тот жил своей озорной мальчишеской жизнью, играя с миром и шаля с луной. Дразнил племенных бугаёв и спасался от их разъярённых рогов; играл в бабки, сделанные из свиных костей; бродил по полям, отыскивая Бога в небе; угадывал в изменчивых быстронесущихся облаках приметы небожителей: Над кроватью висела невесть откуда взявшаяся литография с неизвестной картины, изображающей исковерканные деревья на болоте.

В зыбких хлябях стенала бренность жизни. Жажда опыта причиняла Тимофею страдания. Кое-где сохранились настилы, с которых удили рыбу.

Иногда стая гусей взлетала с пронзительным криком, сверканьем крыльев преображая в небо озерную гладь. В тени высоких тополей, вечно тихо шумящих, сохранялись островки сочного скользкого мха. В мелководье у берега клонились высокие камыши, и среди них затаился челн, старый, с позеленелым днищем, полузатопленный водой. Рядом торчал шест, чтобы гнать челнок по пруду. Если въехать в камыши, то сразу же обступали запахи заплесневелой воды, ряски, водорослей и аира. Пятилетний Тимоха в неглубоком деревянном корыте отплыл от этого причала.

Это была опасная выходка, наваждение, навеянное красноватым туманом, сгустившимся перед грозой. Она разразилась, едва он достиг середины пруда.

Лихорадочное томленье тяготело над болотцами. Волны перехлёстывали через край корытца, ветер гнал утлый ковчег к заводям с чахлыми камышами и чёрной вонючей слизью. Корыто прибило к одинокому усохшему дереву, черной культей грозящему проклятьем небу. В этой бухте ветер стих, нахлынули тёплые удушливые миазмы. Мальчик руками подгрёб к суше и побежал домой. Гроза замерла над Пирятиным и только вспышками без грома озаряла старинные шляхи. Окно светилось лампадным светом, одно во всём мироздании.

Сердце мальчика замерло, поражённое нечаянным сходством. Вот так же на сусальной открытке, вставленной в щель трюмо, стоял среди снегов одинокий олень, устремивший свой вечный взгляд в крестьянский дом со светящимся окном. Луна голубила кромки невысоких гор, покрытых низкими лесами, и край долины в прозрачной наледи. Тимоха вдруг ощутил себя и оленем, и окном, и кирпичным дымоходом. Дома его ещё не хватились. Онемевший от переживаний, он залез на печь и тихо подрагивал в ознобе.

Мать сидела профилем к окну, освещённая луною. В льющихся серебряных струях её силуэт был призрачным. Сквозь ветви яблонь, у горизонта виднелись ветряки и церковь. Белели хаты, чертились плетни, окутаны синей дымкой тополя и ветлы.

Воображение Тимофея придавало всему волшебный смысл. Несколько дней он не высовывал носа из дому и вертелся возле матери, беременной к тому времени четвертым ребёнком. Ещё не вытравлен был на небе рельеф высоких рдеющих облаков, а над степной ширью уже сгущались сумерки. Село погружалось в дремотный домочад, с закопченным светцом и ворохом семечной шелухи на столе. В просветлённой тишине метался её голос её голос с мягко-придыхательными модуляциями в верхах, покорный веленью судьбы.

Высокий деревенский тенор пел у реки:. Колеблющееся пламя освещало картинки с талыми снегами и весенней непролазной распутицей и застывшими странниками на бесконечных унылых дорогах, изморозью на болотных листьях, тронутых нездоровым румянцем.

Тимофей с братом Владимиром строил из бутылочек и флаконов церковь. Вместо колокольни установили сулею. На неё навесили лампадку и засветили. В соседней Александровке расписывали церковь, и все помыслы Тимофея были связаны с этим.

Он освоил весь процесс: Сам же Христос стоит поодаль и ласково улыбается. Римский военачальник Лонгин у подножья креста собирает капли крови во флакон. Любимым делом были картинки для раскрашивания и переводные, которые надо было намочить и потереть, чтобы изображение перешло на бумагу или ткань. Все прелести базаров Австрии и польской Варшавы в этой коробке, весящей более двух пудов.

И разные ожерелья, особенно гранатовые, и кораллы, и разноцветные нитки, и платки, и картинки, пахнущие свежею краскою, образы катехизиса, мишурные букеты, печатные изображения Пречистой Девы, пейзажи Швейцарии, норвежские фиорды, открытки с райскими птицами и лошадьми с крыльями на загривке Читать он научился по букварю и лубочным картинкам с нарисованными дамами и гусарами, кавалерами и барышнями, ухарями и молодухами, сопутствующими каждой букве.

Его первым чтением были сказки и Библия. Чего только Тимофей не фантазировал в цветистой тарабарщине, которой ошарашивал родственников! Эти лихорадочные монологи носили характер игры и шалости, но в его голове с тех пор засела мучительная мысль, что он никогда не будет понят другими. Он обучил фразам скворца, мычаньем изводил коров. Нюхая цветы, улавливал тихий лепет.

Уже тогда у него появилась велеречивая скороговорка, не поспевавшая за мыслью, ведущая сразу несколько отрывочных тем.

Провалы мучительного ритма он заполнял мимикой и телодвижениями. После вспышек шаманского краснобайства, Тимофей впадал в тревожно-сладкую меланхолию. Лишь через некоторое время он приходил в себя.

Отец принуждал его к освоению ремесла, и, когда не надо было нянчить сестру Марию и брата Владимира, Тимофей копировал орнаменты. Но чаще мальчик шастал по селу, заглядывая в чужие дворы, или охотился на крыс в свинарнике, вооружась палкой с забитым в торце гвоздём. Однажды он спас пьяного односельчанина, упавшего лицом в лужу и придавленного стремянкой, другой раз привёл в хату замерзающего бродягу-дезертира.

Как-то его обвинили в краже молотильного цепа. Тимофея отдали в начальную земскую школу. Он легко одолевал школьные премудрости. Когда родилась сестра Ганнуся, дома стало скуднее. К тому времени помер от туберкулёза горбатый пастух Михайло, и Тимоху решено было приставить к хуторскому стаду коров. Поля волнуются разноцветными травами, вдали под ветром бушует одинокий дуб. Золотая стерня лентами огибает снопа пшеницы.

Перистые облака устилают розовое небо, и всадник, устремлённый на запад, вкладывает в ножны медно-оранжевые лучи. Во время грозы срываются копья молний и цепи дождя со звоном падают на землю, освобождая бегущие тучи.. В пойму усыхающей реки сбегают огороды, пестрящие всходами гречихи, кукурузы, свеклы, а наносы ила не обрывают ещё дыхание ручьёв. Ветер гонит перед собой стада заблудившегося зноя.

Утренние цветы раскрываются как снизошедшие звезды, и мириады дальних миров, теснящиеся в уходящей ночи, тревожат пастушка. Он лежит на траве, подперев щеку рукой. Разгибает спину хлебопашец и глядит ввысь. Пастухи неба погоняют сумрак, и ущербный месяц, поводырь тьмы, вот-вот выглянет из-за туч. Но ещё кружит коршун, когтя струны золотых лучей, упреждая стремительной тенью место своего налета.

Зоркий аист прекращает охоту на болоте и парит, пока ещё освещённый солнцем, поджидая свою подругу. Он торопится ещё засветло, расположившись в плетёнке, водрузить круглые очки и почитать Библию. А затем повертеть сторожевой трещоткой. Всполошились птицы в пухлых деревьях. Умножился лай худопородных собак, различима истерика комнатной болонки, прибившейся к стае. Жгут солому и стерню на полях, и вихри пепла с гарью пожарищ оседают затем на кустах и деревьях, и те пахнут, как отцовские усы, пропитанные самосадом.

Нежно улыбаются девушки, собирающие яблоки в подол, зазывно и хрипло хохочет скотница на ферме в кожаном фартуке и резиновых сапогах. В бескрайности равнин, неоглядности степей в небе, распахнутом до горизонта, легко затеряться крошечной точкой в огромном мире.

Душа обретает оболочку в муке одиночества. Из Корсуня пришло известие о предложении руки и сердца Катерине, сделанном чиновником почт и телеграфов Михаилом Морозовым. На фотографии все нашли его симпатичным. Мундир с галунами на воротнике и небольшими квадратными погонами вызвал восхищение. Сложения Морозов был хрупкого, едва ли не тщедушного.

Оттуда, казалось, она перешла на небольшую бородку и узкие бакенбарды, не затронув только густых вьющихся каштановых волос, расчесанных на прямой пробор. Выражался он просто и дельно, чуть останавливаясь в словесном заторе, но без напряжения заики. При этом жесты его были деликатны, а взгляд живым и внимательным. Юзефа нашла сестру сильно изменившейся. Килына выглядела рыхлой и болезненной, в движеньях появилась неуверенность. Иногда её черты искажались, взгляд блуждал по сторонам.

Сам же особого внимания на это не обращал, а все последнее время занимался тем, что отыскивал людей с талантами. Он свёл знакомство с народным рапсодом, слепцом-кобзарём Вересом Микишем, внимая ему благоговейно. Хозяйство велось из рук вон плохо, семья из долгов не вылезала. Они жили в двух шагах от Дуная. Лучи солнца просевают золотую муть. Дно реки кажется усыпанным золотыми динариями, Дунай напоминает роскошную Данаю.

В Рени пестрят и галдят молдаване, евреи, румыны. На воскресные базары в Измаил съезжаются торговцы. Тогда в станционном буфете прибавляется работы. Олеся показала фотографию своего второго ребёнка Николая, который уже держал головку.

У неё милое матово-смуглое личико с рассеянным лучистым взглядом. Если следующая будет девочка, она назовёт её Вандой. И Олеся благоутробно приложила руки к животу. В сумерки женщины, понижая голоса, судачили и тихо пели, обнявшись, песни о казаке, любившем сразу трёх девчат, о юноше, которого мать остерегала от коварной вдовьей любви. Проездом остановился родственник из Петербурга, Пётр Лысенков, профессор математики и статский советник.

Кроме успешной карьеры у него была уйма достоинств. У жены его Юлии Сергеевны, сухощавой брюнетки с ниткой бриллиантов на шее, был пронзительный взгляд, пугавший Тимофея. Из-за длинного с горбинкой носа дядя Николай прозвал её Гоголем. Они мужем решили проехать по стопам Оноре де Бальзака и из Бердичева возвращались в Киев.

За Лысенковым, с его вечной сигарой между указательным и средним пальцами, pince-nez в тонкой золотой оправе, тёмным шевиотовым костюмом, освежаемым воротничком и манжетами, угадывался стиль богатых интерьеров с тяжёлыми, всегда прикрытыми портьерами, дорогим столовым серебром, севрской или кузнецовской посудой, фарфоровыми композициями в духе Кановы и Торвальдсена, галерейных фотопортретов дам: Дядя Пётр брал Тимофея с собой, прогуливая будочного цепного пса Кару.

Пёс словно вслушивался в разговор, вскидывал голову, перебегая глазами с одного на другого. Венчание состоялось в церкви Петра и Павла. Зазвонили колокола, спугнув птиц, нищие заспешили к паперти. На новобрачной было белое платье, фата и букетик свежих гиацинтов. Морозов держал невесту за руку и бросал на неё умильные взгляды. Выглядели новобрачные весьма трогательно. Игнаций, приходившийся Катерине крестным. Кучер графини Браницкой на рессорной коляске отвёз новобрачных домой. Гостей ждал стол, накрытый белоснежной перекрахмаленной скатертью.

Приправленные душистой зеленью, на блюдах застыли зажаренные поросята, индейки, куры в хрустящей прозрачной корочке. Из выпивки на столе кучно стояли казённая водка, собственная пшеничная горилка, спотыкач, наливки и варенуха.

Всё это подавалось разом. Ели, смакуя каждое блюдо. Разговоры и шутки умолкали, иногда повисала полная тишина. Тогда кто-нибудь обязательно говорил:. Танцевали мазурку, краковяк, фрейлакс, полонез и кадриль. Выкаблучивали с многозначительной важностью, смешно приседая, тряся кургузыми задами. В танце барышня-соседка в белом кисейном платье своими па обнаруживала характер лживый и сварливый.

Иная же проявляла в движеньях свою леность и похоть. Некоторые же протанцовывали свою прирождённую склонность к вытиранию пыли и обмыванию окон. В вальсе кружились самозабвенно, откинувшись всем станом, запрокинув голову. Дядя Пётр, приземистый и тучный, двигался на удивленье легко, вводя в танцы незнакомые фигуры и галантно расшаркиваясь. Его лысина открылась, и зачёс спадал на левую сторону лоснящегося лица. Он щекотал бородой шеи дам, те вскрикивали и хохотали. Притоптывая, разводя руки перед грудью, а затем, упирая их в бока, запыхавшись, пели:.

Перед сладким устроили паузу. Мужчины пошли курить, женский пол собирался в кружочки. Пошли пересуды, анекдоты, историйки. Когда герой пьесы произнёс: Ставились вазы с фруктами, миски с остатками крема от заварных пирожных. Чайники синего сервиза наполняли на кухне и вносили в гостиную, где разливали по чашкам. Появились корзинки, наполненные конфетами, пряниками на сахаре и на меду, семечками, орехами, бубликами.

На десерт потчевали венгерским с кексом и шоколадной мазуркой. Гадали на кофейной гуще, по линиям ладони. Карты сулили счастливую дорогу. Гласный думы принёс курицу: Девицы уединялись с кавалерами. Фельдшер Айзеншток в серой чемерке в талию и в складках сзади воздыхательно пел девушке, с виду безразличной, под гитару: Расходились под утро, желая счастья молодожёнам и благодаря хозяев. А, может быть, их ожидает царство небесное.

После отдыха веселье возобновилось в кругу родственников и близких. И так три дня кряду. Упившихся до положения риз укладывали в дальней комнате и кабинете, дабы своим храпом и сонным бормотаньем не нарушали благость брачующейся пары. Дядя Пётр и Юлия Лысенковы продолжали бальзаковский маршрут в Киев. Древняя столица уже давно будоражила воображение Тимохи. У дяди Николая объявились срочные дела в Киеве.

Юзефа уговорила родителей отпустить Тимофея в поездку, взяв на себя обязанность самолично привезти его в Оржицкий. В плетёную корзину уложили снедь для обеда в поезде, а также зажаренных кроликов и птицу для киевских родичей. Пролётка доставила их на станцию. Сияло солнце, синие тени от невысоких холмов искривляли гладь равнин. Кое-где снег стаял, обнажив бурую почву. За редкими рощицами шли селенья; глубокие буераки сменялись широкими долинами с замёрзшими в низинах реками.

Колея поворачивала, и тогда совсем рядом с вагонами бежала ныряющая их тень, и пузатая струя дыма развевалась словно хоругвь. Купе наполнялось запахом гари. Тим ёрзал по дивану от нетерпения. Дядя Петр декламировал по памяти из Гребинки: Как ты красив, как светел, мой седой старик!.. Что солнце между планетами, что царь между народами, так и ты, Киев, между городами. Слышите, люди, я вам говорю про Киев и вы не плачете от радости?

Дядя Пётр указал на прозрачный ручей, над которым вился лёгкий пар: Будем готовиться к выходу, через сорок минут стольный град. Поезд замедлил ход у вокзальных строений с островерхими крышами и остановился, гремя буферами и сцепками, у высокого перрона, где толпились встречающие. Было ясно и морозно. Они отправились на санном извозчике по Безаковской до угла Мариино-Благовещенской. Они вошли в деревянный дом, оштукатуренный по драни, и поднялись на второй этаж по скрипящей крашеной лестнице.

Солнечный столп наискосок от окна, чуткость хозяев, умиротворение. Хозяина, сухощавого, высокого, с добрым и умным взглядом звали Иннокентий Нестерводский.

Имя очень шло ему. Он занимал изрядный пост в телеграфно-почтовом ведомстве. Жена его, полная молодая селянка Оксана, отлично справлялась по хозяйству. Карие глаза её лучились приветливостью. Оксана, стоя у жарко натопленной печи, рассказывала Тимофею сказки и предания казацкой старины. Грудной голос погружал мальчика в блаженное забытье. Между рамами высоких тёмных окон закатный свет золотил вату с мелко нарезанным красным и синим гарусом, и стаканчики с серной кислотой.

Громадный кастрированный кот Харитон урчал на коленях дремлющего хозяина. Тот любил поесть и соснуть после обеда. Ходили слухи, что он в один присест уминал сорок вареников. Оксана и Иннокентий кормили из рук белок и собак в усадьбе Меринга, и даже рыб, пока кому-то не понадобилось засыпать озеро.

Тимофей полюбил город и яркую толпу, залитую солнцем, безмятежные лица киевлян, их радостное благоволение.

Ничего лучше не могло представиться взгляду, чем вид Киева из-за Днепра. Великая река катила волны, огибая святые холмы, гребни которых венчали обители, сияя золотом куполов, радуя перегудами колоколов.

Если встать на холмы и обвести взглядом ширь, душа замирала от красоты, расстилавшейся перед глазами. Как райское видение, Андреевская церковь, гирлянды света на Подоле.

На неохватном разумом, необозримом взгляду огненном поднебесье мириады туч пропускают лучи заходящего солнца; полоскою на горизонте заканчивается день. Краса, которой нет равной на свете! Паломники сидели у стен Лавры на грудах веток и соломы. Их кормили в трапезной после иноков, и, помолясь, они шли в странноприимный Флоровский монастырь, где им предоставляли приют. По Андреевскому спуску Тимофей с дядей Николаем поднимались к Михайловскому Златоверхому монастырю и преклоняли колени перед ракой св.

Варвары, заступницы и охранительницы киевлян, прося её о милосердии. Великая София расточала мудрость веков. Во Владимирском соборе его покорила Богородица, несущая младенца Христа по облакам. Мальчишки катались на санках по Крутому спуску. Однажды до Тимофея донёсся громкий собачий визг, и он увидел, как гицели в архалуках, надетых на красные рубахи, сетями на длинных палках ловили бездомных собак и тащили их в зарешеченную карету. Соседский мальчуган, улучив минутку, открыл крючок, запиравший дверцы кареты.

Толпа едва отбила смельчака от разъярённых гицелей. Тот же юный герой привадил Тимофея спрыгивать на ходу трамвая, пока прохожий, служащий Юго-Западной железной дороги, не надрал им уши. Киев ещё долго будоражил воображение мальчика. Он мечтал, что из стольного города начнётся его путешествие в жизнь, которому не будет конца.

Время мерно текло и отмечалось лишь семейными событиями. В году Лукаша оштрафовали за устройство печи для выжигания алебастра без разрешения. Июля 5 числа скоропостижно умер от излишнего употребления спиртных напитков кум Лукаша, крестьянин Панченко. Из Корсуня пришла фотокарточка, где Катерина снята с девочкой, нареченной при рождении Александрой. На ребенке угадывались слабо выраженные признаки рахита. В их известили о рождении сына Колюнчика, который очень хорош, особенно, когда разгуляется ото сна.

В следующем году дядя Пётр поздравил их рождественской телеграммой, уложенной затем в шкатулку с ценностями.

Тетя Юзефа писала часто и всегда расспрашивала о Тимофее. Между строк проглядывало недовольство зятем. В племяннике тётка нашла способности наделять жизнью свои фантазии.

Ей пришлись по душе его рисунки и стишки, которые он по торжественным датам дарил домашним, обрамлял их виньетками, рисованными цветными карандашами. Лукаш, несмотря на свою причастность к наивному искусству, оставался, по её мнению, заскорузлым хлебопашцем, и место ему приземлено здесь, у мельницы и пруда. Для него обрыв пуповины с родной землёй был бы опасен, дальнейшие пути его неведомы и, возможно, гибельны.

В Тимофее же она ощущала натуру, влекомую иными непреложными велениями. И мальчик такой милый и чувствительный: В Юзефе созрело желание дать образование подростку: Втайне он считал первенца шалопаем. Его неприкаянность и очевидная бесполезность внушали ему тревожное и двусмысленное чувство. Баба Настя запричитала перед иконой с мирром, но это было скорей благословение. Тимофей покинул отчий дом.

Серое зябкое утро, огонек в оконце. Кабан хрипел похмельным басом, коровы протяжно мычали. Скоро рассвело, и свежие тучи отражали на землю далёкое сияние. Цвет глаз матери то изменялся на зелёный, то оставался синим, то приобретал серый оттенок.

Они ехали вдоль реки, огибая мелкие илистые излучины, утопая в траве луга. Иногда среди вереска и любистка просвечивали поляны, от которых расходились тропинки.

Килына некоторое время шла за телегой, гладя Тимофея по волосам и смахивая тихую слезу. Лукаш привёз сына и Юзефу на станцию. Надежды и предчувствия бередили душу. Для поступления в мужскую прогимназию Тимофею потребовалось сдать математику и латынь.

Мальчика не тянуло ни к точным наукам, ни к мёртвым языкам. В 4-м классе он выглядел переростком. В форме казался ещё внушительней. Девочки из женской гимназии задерживали на нём взгляды. Каждый четверг он приходил в мастерскую художника Николая Егорыча Шерстюка, бородатого добряка, взявшегося обучать Тимофея даром.

От наставника своего он усвоил, очевидно, и наклонность к пьянству, губившему его и без того небольшой талант. Почитал он Павла Федотова и Леонида Соломаткина, также людей неуравновешенных и неумеренных по части выпивки.

Не бедность тому наглая причина, а фатальная предопределенность. Он тосковал по российским просторам, необозримым снежным равнинам: Жил художник бобылём-горемыкой на казенной квартире.

Он мечтал о смерти без опознания. Себя он написал в сирой комнате, за столом с бутылкой и убогой снедью. Он церемонно извинялся за свой нетрезвый вид, добродушно и мокро шлёпая губами. А то вдруг и яркую мысль ввернёт, осветит бугристую пропащую жизнь. И возродится вдруг полудетская недоуменность перед неизбывной предвечной мукой и вопросит вслух оцепеневшая душа. На самом деле это было вспомоществование. На бумаге были другие сюжеты: Вздохнув, художник пожелал узнать истоки творческого вдохновения.

Взмокший от волнения Тимоха предъявил замусоленные открытки с репродукциями картин Пьеро дела Франческа, Жана Батиста Грёза, Людвига Фромме, немца, портрет поэта Лермонтова неизвестной кисти. Они направлялись к Роси, здесь пенной и быстрой, и выбирали мотивы с валунами, похожими на доисторических животных, и небольшими водопадами.

По берегам встречались участки смешанного леса, растущего на песке или в расщелинах кряжей. С большой скалы, раскинув руки, птицею слетали в воду купальщики. На обломках стволов, занесённых в половодье, сидели девушки и возгласами поощряли смельчаков. Из-за небольшого холма взгляду открывался вид на заводи с крапом белых лилий, а чуть влево сбегали в долину и утопали в садах хаты, крытые бурой соломой.

В разлапистых елях чудились бородатые лица в мериносовых шапках. Отраженье берёзовой рощицы колыхалось в тёмных омутах. Под косогором, куда вели ветхие мостики, перекинутые через русло ушедшего ручья, возникающего затем в брошенном глиняном карьере сверкающим водопадом, стоял оранжевый дом с мельницей на первом этаже, укреплённом бутом.

В грязных лужах перед ним виднелись колеи от колёс, поросшие по краям лишайником. Дальше местность выравнивалась, ровными проборчиками белели улочки, кое-где замощённые кирпичом с клеймом владельцев обжиговых заводов, с тротуарами из кругляка. Поверх узорных карнизов пролегал водосток. Николай Егорыч устанавливал переносной треногий мольберт, укреплял на нём подрамник с холстом и принимался готовить палитру, выдавливая масляные краски из свинцовых тюбиков в определённом порядке.

Закреплял кнопками лист бумаги на куске фанеры, открывал коробочку с набором акварельных красок, садился на раскладной стульчик. Николай Егорыч брал из коробки уголёк и начинал рисовать. Рисунок был линейный, кое-где добавлялась штриховка и растирка. Иногда он брал тряпочку и легко удалял неверности. Когда все было скомпоновано, сбито и стало на свои места, он приступал к живописи. Первую прописку он делал обобщённо, сведя всё к нескольким крупным цветовым пятнам.

Делалось это жидко, тонко, с протиркой. Колер для масс деревьев, архитектуры, неба и воды. Следующее письмо шло по окрашенному грунту со всеми колористическими тонкостями. Определив цветовую гармонию, он отошёл на расстояние и долго размышлял с кистью в руках. Взяв чистую кисть, брал ею охру золотистую, сиену натуральную, марс оранжевый и, образовав нужную смесь, наносил на холст дома и хаты.

Мазок был корпусный, но мягко входил в прописку; он клал новые замесы из веронской земли и кадмия желтого для зелени, кобальта голубого и стронциановой для неба, затем, зацепив краплак и берлинскую синюю, погружал их в пространство для воды, оставляя пропуски первоначальной прописки. Постепенно создавал густоту цвета, его насыщенность и сложность.

Работа стала приобретать форму и материальность. Наконец он снял холст с мольберта, поставил его на землю, отвернув от солнца и вглядываясь, подходил и кое-где трогал кистью. Дальше все делалось по частям. Каждую он старался написать враз.

Этюд радовал бодростью и цельностью живописной ткани. Этюд получался глухим и тёмным. Места, которые он решал переписывать, выскабливал до холста. Постепенно нарушалось взаимодействие масс, утрачивалась свежесть. На серо-синие вечерние пески и залысины отмелей, лимонных от света молодого месяца, спускалась прохлада. Тимофей складывал папку с рисунками и акварелями и направлялся домой улочками, погружающимися в мягкий сумрак. У двухэтажного дома, где размещалась полиция, пасся конь для дежурного пристава.

Сам он в цивильном платье сидел на крыльце, готовый к патрульной службе. Она заключалась в двух-трёх проездах по вечерним улицам и дремотному сиденью в участке до утренней смены. Это был довольно большой дом с брамой по фасаду вместо дверей.

Все убранство каждой комнаты составляли два колченогих стула, диван с прорвавшейся обивкой, стол да миска для умывания. На стене портреты двух Ротшильдов и барона Гинзбурга. Цирюльник запирал дверь на амбарный замок. На опрятной площади высился католический храм с контрфорсами, построенный на пожертвования графини Браницкой.

Из-за деревьев виднелись маковки церкви. По какому-то случаю звонили колокола. Миновав площадь, Тимофей оказывался у дома почтового ведомства. Он прижимался кудлатой головой к её руке. В мыслях он совершал для неё геройские поступки, защищал от грабителей, укрывал от врагов. Ему хотелось нежно ухаживать за ней во время болезни. Комната после побелки пахла крестьянской хатой. Высокие кровати с никелированными спинками отделялись от волглой стены ковриками, на которых в хороводе кружились нимфы, а парящие амуры целились в них любовными стрелами.

Перины, пышные и прелые, казались брюхом большой белуги с исчервленными внутренностями. Взбитые подушки под кружевами, вышитые полотенца, гардины темно-вишневого цвета придавали комнате налет театральности. Громоздкие сундуки с глаженым бельем, ждущим Судного дня, казалось, вросли в крашеный коричневый пол. Дубовый стол с резными круглыми ножками стоял посередине комнаты и был накрыт толстой плюшевой скатертью, на которой белели салфетки в форме кленового листа.

Из-за тяжёлой рамы трюмо выглядывала узкая открытка с изображением упитанной девочки, её кудрявые до плеч волосы, скреплены заколкой в виде цветка. В одной руке она держала ветвь тамариска, другой теребила нательный крест. Пупсы в чепчиках и капорах сидели на покрывалах, соединив ладошки. Набитые чучела птиц висели у входа на лакированных сучьях. Крупные вьющиеся растения ползли по жардиньеркам.

Тимофей иногда испытывал дурноту от тесноты и предпочитал спать летом в саду или на веранде. Спёртый воздух, замкнутые пространства вызывали у него тревогу и меланхолию. Рисование обогатило его периферийное зрение: Иногда, задумавшись, он обнаруживал в хаотических скоплениях предметов некие подвижные калейдоскопические образы: Николай Егорыч учил его рисовать на простых объёмах. Изучались законы перспективы, чтобы их выстроить, и методы штриховки, чтобы их выявить.

Направления штрихов и их пересечения лепили статический объект и создавали фактуру материала. Он приучал его к дисциплине в штудиях предмета. Использовал отвесы и ориентиры, определял пропорции, вымеряя объект карандашом, расположенном в вытянутой руке. Пейзаж, натюрморт и подчас портрет художник рассматривал как отдельные части больших композиций.

Примером настоящей живописи для него оставались передвижники. Он растолковывал, как отделить планы, введя воздушную перспективу, где ослабить линию, а где сделать акцент.

Здесь нежная шероховатая лента должна нырнуть и тотчас же сузиться, попав в воздушную границу кроны. Затем, едва касаясь, выводим её на поверхность водных масс и делаем растирку пальцем Необузданный цвет, его интенсивность отражали ликование мальчика перед чудом краски. И в то же время на бумаге мы создаём иллюзию пламенного дня и лунной ночи.

Полюбуйся прозрачностью акварельной заливки и пойми нежность их душ и благородство замысла! У тебя же цвет выпячен как болезнь, как наваждение. Он полагал в ученике смутное и шалое мирочувствие, ведущее в никуда, опасно граничащее с бездарностью. Но в то же время нельзя не признать в напористых композициях ученика и сильного конструктивного начала. Неужели великие холсты созданы на основе подобных схем и законов?

Не есть ли это анахроническая искусственность, скрывающая бессилие? Правда, были и отклонения, когда сбивался фокус параллельного предмета, тогда движение грозило стать бесконечным. Тимофею также вменялись в обязанность присмотр за художником и уборка квартиры, точнее небольшого дома, доставшегося ему после смерти жены. Уход в силу вредных привычек учителя был делом пренеприятным, зато уборка превращалась в раскопки завалов из папок с литографиями, этюдами, зарисовками, слежавшимися на антресолях, в шкафах и в ящиках письменных столов.

Отлично, право же, отлично, как плавание Колумба! Но к чему же этот безвестный труд и бесславный путь? Это ещё и обязанность возвышать свой народ. Тогда Николай Егорыч терпеливо пояснил: И бродячий лирнык, и твой отец, собирающий безыскусные народные поделки, и безымянный имярек, отдающий досуг живописи, все вместе участвуют в создании крупного таланта, выражающего дух нации.

Это непреложно и мучительно для выразителя. Он, ощутив себя титаном, бунтует против Олимпа, за что несет страшное наказание. После сданного экстерном курса прогимназии, он поступил в реальное училище.

Там его неотесанность вызывала насмешки. Был он вспыльчив и часто дрался и голыми руками, и ремнём, намотанным на фаланги пальцев, как кастетом. Его замечали во многих озорствах: Он же натолкал в галоши математику скомканную бумагу, и тот едва не порвал их, пытаясь втиснуть ботинок. Но вот прибил их к полу уже кто-то другой, и геометр грохнулся об пол вовсе не по его вине.

И стол натерли чесноком не по его наущению. Жестокие гимназические повадки наследовались от предыдущих поколений. Живучие в силу их неписанности и запретности, они обладали властью неких тайных свидетельств.

Били ябед, высмеивали зубрил, изощрялись в подсказке. В норму входили употребление спиртного, курение, шалые анонимные песенки. Только больше дымила пахитосками, устраняя запах мятными монпансье. Он пропускал уроки, шатаясь окольными путями или укрываясь в роще, бесцельно порой, чаще мусоля карандаш. Порой он подавался чувству, что всеми покинут. Тимофею пригрозили отобрать казенный кошт. Въедливый и дотошный, он представлял тип ущербного себялюбца.

Невнимание к его предмету приводило его в бешенство. Он гонялся по партам за нарушителями и нещадно лупил их указкой. На педсоветах выставлял его зачинщиком провалов уроков. Юзефа задабривала латиниста подарками. Преподаватель математики излагал свой предмет уныло и безнадежно, без веры, что хоть кто-то сможет одолеть эту высокую науку. Ответы он выслушивал невнимательно.

Погрузившись в свои мысли, с удивлением смотрел на умолкнувшего ученика, чесал от горла до подбородка дряблую шею и ставил неуд в журнал. Кто бы это вынес! Математик закончил 1-ю киевскую гимназию, курс в университете св. Там он набрался профессорских замашек. Писал на доске условие задачи, затем обводил класс страдальческим взглядом и произносил: Эти несложные преобразования обходились ученикам, а чаще родителям, в целые вечера или воскресные дни.

Он был похож на переписчика в заношенном костюме с торчащими из-под брюк завязками кальсон, потертым портфелем подмышкой и стоптанными башмаками. Математик одиноко жил при училище в казенной квартире. Ничто не выдавало в нём тихого пьяницу. Закон Божий читал, как с амвона, неряшливый рыхлый дьяк, бывший бурсак. Он пел в хоре при собрании любителей искусств и пользовался вниманием дам. На уроках рисования каждый занимался своим делом.

Преподавателя словесности явно тиранила жизнь. Подлинная поэзия откликается лишь на страдания. Бренность и тленность бытия единственные достойные внимания темы. Он носил студенческую куртку, намек на бунтарство, лишившее его университетского образования, и пальто на белой подкладке. В нескладности своей этот долговязый, бледный человек таил ущербную, порой преступную силу.

Он мечтал о поклонницах, поверявших бы дневникам влюбленность в его демоническую натуру, но был обречен на прозябание и забвение. Тимофей возмужал, в нем пробудилась чувственность. Он запустил занятия, стал грубить и назвал тетю Юзефу дурой. Впрочем, тут же раскаялся, и она немедленно простила его. Его видели у зеркала, в дионисийском венке с улыбкой фавненка рассматривающего себя обнаженным.

Нагота женского тела в картинах Джорджоне, Кореджио, Джотто, Гойи вызывала у него ликование чистого толка. Николай Егорыч был не прочь порассуждать на эту тему. У женщин неизбывно желание быть прекрасными, и они формируют себя согласно фантазиям талантливого художника. Идеалом женской наготы для него являлись матроны и наяды Рубенса или роскошные Данаи Возрождения.

Ученика же пленяли резвящиеся девушки Буше и Фрагонара, нежащиеся на перинах, грациозные, жизнелюбивые создания с цветами в венках, роняемых в томных хороводах. Их пряная кожа, манящие уста, уступчивая розовая плоть, проступающая под прозрачными одеждами, матовый лунный блик на плечах и груди, волосы, отливающие светом звёздных россыпей, ввергали Тимофея в экстатическую мечтательность. В тишине ночи он грезил, мысленно вдыхал струи гашиша; слышал дробь тамтама в ритмах сенегальских танцовщиц, пляшущих с повязкой на содрогающихся бедрах.

В час их знакомства она сидела, в глубине сквера, освещенная рассветом, опершись подбородком на локоть, лежащий на спинке каменной скамьи. Ленты шляпы перемежались с тугой косой. Серый жакет из камлота на длинном форменном платье придавал ей лет. Черные волосы, разделенные пробором, полукружьем спадали до бровей и косо прикрывали уши.

Он шел и приблизился, и присел на корточки против неё. Она расхохоталась, прервав томление. Всё изумляло в ней. Он дивился каждому её слову.

Тимофей постоянно рисовал её дом и улицу, вытоптанную и узкую, словно траншея. Тени от старых тополей стелились по земле, карабкались по стене, изломавшись на крыльце в три ступеньки. В лиловой тени от дома теплились пыльные оранжевые проплешины света. Однажды дверь перед ним открылась и его пригласили на чаепитие. Одобрили рисунки и угостили кизиловым вареньем. От смущения он вел себя развязно. Белый шпиц тявкал на гостя.

Тимофей норовил его незаметно ущучить. В другой раз девушка пригласила его в свою комнату, смежную с гостиной. Он увидел стол для занятий, кушетку, с которой постель убиралась в пузатый шкаф. Там же находились её одежды.

Тимофею хотелось стать нежной кожей кушетки, на которой она спала. Он незаметно прижался лицом к её полотенцу. Стало ясно, что она раздевалась пред зеркалом шкафа. А ведь в одежде горбилась, стеснялась до времени развившейся груди. Марта была заворожена его хватким взглядом, его требованиями: Он изобразил её юной гречанкой в прозрачной кисее, открывавшей левую грудь.

Полы материи, расходясь от узла на поясе, обнажали бедро и продолговатое колено. Ступни утопали в траве. Угадывался нежный живот с темнеющим мыском под ним. Он подарил ей набросок и подписался.

Она зарделась и быстро спрятала в стол. Во сне он оказывался во власти смутных видений. В проблеске света увидел Лукаша, пытающегося зацепить суком дерева подол маленькой Марты.

Лукаш не ответил и с молчаливым, загадочным упорством принялся работать с них парный портрет. Они стояли под большим деревом, обнявшись. Внезапно Лукаш стал целовать их изображения, захлебываясь от слёз.

Творчество Александра Солженицына А. В. Урманов

С по гг. В апреле г. Урманов является ведущим российским исследователем творчества А. Автор глав о Солженицыне в четырёх вузовских учебниках: История русской литературы XX века: Дрофа, ; История русской литературы XX века: Автор четырёх книг о творчестве А.

Солженицына, вышедших в московских издательствах: Участник многочисленных научных конференций, в том числе международных: Солженицына, ноябрь и др. Автор около публикаций. Перечень основных авторских литературоведческих книг: Поэтика прозы Александра Солженицына: Урманов — редактор около 30 сборников научных трудов, в том числе пяти международных, посвящённых творчеству А.

Малые жанровые формы в творчестве А. Одна из важнейших сфер научных интересов А. Урманова — литературная регионалистика. В альманахе широко представлены материалы по краеведению, по истории литературной жизни Приамурья. Урманов является инициатором проведения и организатором с г. Редактирует сборники материалов этих конференций 11 выпусков.

Авторский коллектив под руководством А. Урманов в г. Русская литература в зарубежном восприятии. К юбилеям присуждения Нобелевской премии русским писателям. Международная научная конференция Сборник, составленный по материалам международной научной конференции, проходившей в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына Москва , посвящен неисчерпаемой теме рецепции литературных… — Русский путь, формат: Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына.

Материалы и исследования Подробнее По праву памяти В эту книгу вошли произведения выдающегося российского писателя и поэта Александра Трифоновича Твардовского - избранная лирика, стихи из "Фронтовой хроники", послевоенные стихотворения, а также… — Ленинградское издательство Лениздат , формат: Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,. Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете.

Поделиться ссылкой на выделенное Прямая ссылка: Жизнь и творчество Александра Солженицына: На пути к "Красному Колесу". Сборник составили доклады, прозвучавшие на Международной научной конференции, проходившей в Москве в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына в декабре года.

Материалы книги представляют российскому читателю творчество современного французского драматурга, теоретика театра и переводчика Мишеля Винавера род. Проза, эссе, литературная критика. В книге впервые полно представлено художественное, литературно-критическое и историко-философское творчество Владимира Сергеевича Варшавского, уникального писателя и мыслителя, представителя… — Книжница,Дом Русского Зарубежья им.

Эта книга- не итог концептуального труда, а эмпирические опыты прочтения текстов Ивана Алексеевича Бунина в расширенном историко-культурном, литературном и фольклорно-мифологическом контексте… — Дом Русского Зарубежья им.

Творчество религиозного писателя Сергея Иосифовича Фуделя, испытавшего многолетние гонения в годы советской власти, не осталось лишь памятником ушедшей самиздатской эпохи. Олег Давыдов критик крайне неудобный, поскольку обычно анализирует не столько то, что хотел сказать в своем тексте тот или иной сочинитель, сколько то, что у того в результате сказалось - как бы… — Лимбус Пресс, формат: От Бунина до Пастернака.

Сборник, составленный по материалам международной научной конференции, проходившей в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына Москва , посвящен неисчерпаемой теме рецепции литературных… — Русский путь, формат: В эту книгу вошли произведения выдающегося российского писателя и поэта Александра Трифоновича Твардовского - избранная лирика, стихи из "Фронтовой хроники", послевоенные стихотворения, а также… — Ленинградское издательство Лениздат , формат: В эту книгу вошли произведения выдающегося российского писателя и поэта Александра Трифоновича Твардовского - избранная лирика, стихи из "Фронтовой хроники", послевоенные стихотворения, а… — ИГ Лениздат, формат:

Знаменательные события. Из дневника сельского священника Архимандрит Александр (Кременецкий)

В году был назначен в слободу Марченкову того же уезда, где в местном храме Рождества Богородицы более 30 лет был настоятелем. В году овдовел.

В начале года пострижен в монашество архиепископом Воронежским Анастасием Добрадиным. В - годах принимал активное участие и собирал материалы к подготовке канонизации архиепископа Антония Смирницкого. Был постоянным автором статей в Воронежских епархиальных ведомостях. Состоял членом и казначеем Воронежского церковного историко-архиологического комитета и Православного братства Митрофана и Тихона Воронежских , также был членом Миссионерского совета епархии.

Последний раз упоминается в декабре г. Дальнейшая судьба его неизвестна. Существует предположение, что он был убит вместе со священномучеником Тихоном Никаноровым архиепископом Воронежским и Задонским 9 января года в Благовещенском соборе Митрофановского монастыря, последним наместником которого он являлся.

Из дневника сельского священника" "Глас пастыря" "Руководство для сельских пастырей". В История Воронежской духовной семинарии , Воронеж , с. Оглавление Начало статьи Труды Использованные материалы.

Статья из энциклопедии "Древо": Пожалуй, не так уж много. В издательстве "Воскресение" недавно вышла новая книга протоиерея Андрея Ткачёва, озаглавленная "Наше время". Автор этой замечательной книги признавался: Искреннее, бесхитростное повествование сельского священника будущего наместника одного из крупнейших монастырей России - Митрофаньевского в Воронеже о чудесах, свидетелем которых был он сам и его прихожане, о таинственных и поразительных случаях помощи Божией людям в самых отчаянных обстоятельствах, о дивных свидетельствах Господней любви подарит утешение даже отчаявшимся душам, помогут обрести радость, свет и смысл жизни.

Книга предназначена для широкого круга читателей, как воцерковленных, так и начинающих свои путь к храму. Купить православную книгу "Знаменательные события.

Из дневника сельского священника. Архимандрит Александр Кременецкий " , в интернет-магазине православной литературы по низкой цене с доставкой по Москве и России.

Зачем мы рождаемся Новинка! Главная Православные книги Разное Знаменательные события. Архимандрит Александр Кременецкий Поделитесь:

Как быть, когда все не так, как хочется (аудиокнига MP3) Александр Свияш

Если он все это выполняет, то в этой жизни у него будет все, чего ему хочется! К сожалению, люди не знают правил, по которым они должны жить в нашем мире.

В итоге они нарушают эти правила, и к ним применятся не очень приятные воздействия, направленные на исправление их отношения к жизни. В результате жизнь становится мучением. Значит, чтобы избавиться от мучений, нужно узнать правила поведения в жизни и выполнять их — если это не слишком сложно, конечно.

В этой книге впервые в связанной и доступной форме излагаются совсем несложные требования, которые Природа или Бог предъявляют к человеку. Вам нужно прочитать и примерить к себе эти требования. Если все совпадет, вы будете руководствоваться ими в дальнейшем. Если нет, то вы отбросите эту книгу, как десятки других книг с рецептами здоровья и вечного блаженства. Для написания комментария авторизуйтесь. Комментариев ещё не добавлено. Зачем нужны мужчины Януш Вишневский Анатолий Талалакин.

Способ выживания Павел Таранов Наталья Карпунина. Гнев, обида, месть и предательство Игорь Вагин Игорь Вагин. Александр Свияш Как образуются эмоциональные блоки. Александр Свияш Энергия мысли-закажи себе реальность. Александр Свияш Часть 2. Александр Свияш Часть 5. Александр Свияш Техника эффективного прощения себя. Александр Свияш Зачем мужчины женятся. Александр Свияш Мужчины - они какие? Александр Свияш Как быть, когда все не так, как хочется 1 часть.

Александр Свияш Истинная любовь к себе введение. Александр Свияш Уроки релаксации. Александр Свияш Разумный Мир Часть 1. Александр Свияш Настрой на спокойный здоровый сон. Правильный алгоритм выхода ЗаМуж. Александр Свияш Эффективное прошение себя. Мужчины - они какие? В каком мире вы живете. Александр Свияш Правило техники безоппасности при общении с эгрегором. Александр Свияш Когда всё не так как хочется Продолжительность: Слушать онлайн Скачать на ZVooq.

Августовский канал / Augustow Channel / Kanal Augustowski Александр Лосминский

Часть первоначального плана не была выполнена, так как появление железных дорог помогало решить проблему с транспортировкой товаров без излишнего вложения денег. После Первой мировой войны Августовский канал стал популярен в среде путешественников. На нем устраивались морские праздники, собиравшие сотни зрителей.

Поиск и сравнения цен по всем ведущим мировым системам бронирования. РУ" Все права защищены При использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна. Достопримечательности Польша Подляское воеводство Августовский канал Подробная информация о достопримечательности. Описание, фотографии и карта с указанием ближайших значимых объектов. Название на английском языке - Kanal Augustowski. Добавить отзыв Добавить фото Распечатать страницу.

Фотографии У меня есть фото! Все спецпредложения Где купить туры? Купить туры в Польшу. Карта Расположение объекта Августовский канал на интерактивной географической карте. Для того, чтобы увидеть расположенные рядом достопримечательности откройте карту в полный размер. Отдых в Подляском воеводстве по лучшей цене Поиск и сравнения цен по всем ведущим мировым системам бронирования.

Августовский канал находится в относительной близости от следующих достопримечательностей этого региона. В силу неравномерного расположения мировых достопримечательностей следует принять во внимание условную близость объектов. Популярные города и курорты Польши: Всегда думалось о том, что можно приехать на нашу часть Августовского канала, нагуляться вдоволь, насытиться местными достопримечательностями и развлечениями и смело махнуть на польскую сторону.

А там уже до конца вобрать в себя все прелести этого уникального гидротехнического сооружения. Польский город Августов — центральный город Августовского канала. Он уютно разместился среди рек и озёр, лесов и парков и представляет собой небольшую санаторно-курортную базу. В Августов мы добирались из Гродно через пограничный пункт Брузги. Очередь из машин на границе в пятничное утро выстроилась неимоверная, и только благодаря тому, что нашей дочке нет ещё трех лет, нам посчастливилось не изнывать на жаре в автомобильном салоне, а проехать, минуя очередь, прямо к шлагбауму.

От границы до Августова ехать недолго — всего 80 км живописной дороги с уютными деревушками, небольшими фермерскими хозяйствами, широкими полями и высокими соснами в лесных массивах. Единственный минус — узость трассы. Так что если случится стать хвостом за каким-нибудь габаритным ТС, считайте, попали. Ведь, как показывает практика, польские водители габаритных ТС съезжать на обочину, чтобы пропустить тянущийся за ними хвост, не любят.

На место добрались в 11 часов утра по польскому времени и первым делом решили пообедать, чтобы потом, не заморачиваясь, спокойно прогуляться по городу. Приличное место для обеда удалось найти далеко не сразу. Пиццерии и закусочные мы отмели изначально, отдав предпочтение кафе или ресторанчикам. Но вот незадача — в курортном городке многие из них оказались попросту закрыты.

В итоге нашлось одно место в центральной части города, гордо именующее себя рестораном итальянской кухни, стоянка для машин на территории которого парадоксально оказалась платной. Светило чудесное солнце, посетителей в ресторане не было, но, несмотря на это, обслуживать нас никто не спешил.

И пока дочка с упоением развлекалась на игровой площадке, мы сами нашли меню, выбрали блюда и только потом увидели приближающуюся фигуру официанта. В счёт, кстати, оплату за стоянку не включили. Решение посетить Августов было относительно спонтанным. Последняя декада мая — не такой и сезон для севера Польши, однако бюджетное жилье в городе на эти дни найти было практически невозможно. Мы сняли, кажется, последние недорогие апартаменты в частном доме. Они обошлись в нам злотых и находились в цокольном этаже дома.

До центра города и шлюза от них было относительно недалеко, поэтому мы решили гулять пешком, оставив машину во дворе. Первым делом прошлись по центральной площади Rynek Zygmunta Augusta, отправили очередную открытку из путешествия домой, полюбовались старыми домиками, заглянули в две небольшие сувенирные лавки.

По пути нам в основном попадались обычные горожане. Казалось, в этих числах мая туристов в городе совсем немного. На набережной реки Нетты было также немноголюдно: Планов у нас не было никаких, разве что хотелось прокатиться на теплоходе, чтобы воочию увидеть открытие и закрытие шлюзов.

Однако к вечеру люди как будто растворились, а пустыми теплоходы не катаются. Лишь в одной лодочной станции кассир убедила нас подождать, мол, бывало и такое, когда небольшие теплоходы уплывали на экскурсию даже ради двух человек. Мы купили билеты 35 злотых за 1,5-часовую прогулка на одного взрослого и отправились ужинать в ближайший ресторан. Теплоход скользил по реке, на берегах которой вырастали санатории и дома отдыха.

Популярное, видимо, направление у местных. На теплоходе нас, путешествующих, было всего шестеро взрослых и один ребёнок.

Борьба за Ятвягию Александр Новиков

Границей этнически литовских земель здесь можно считать р. Мяркис, оставило одно из ятвяжских племён, которое по своей культуре было наиболее близким к литовцам. Его дальнейшая судьба не вполне ясна. Элк, левом притоке р. Здесь находилась ятвяжская племенная группировка поллексиан полешан. Пограничной зоной с запада являлся комплекс с примыкающими к ним пущами Великих Мазурских озёр Мамры - Негоцин - Снярдны.

Аналогичной зоной с северо - запада были Борецкая и Роминтенская. Севернее находились земли надровов, а северо - восточнее -ятвяжские земли в узком смысле.

С юга - запада Полексия граничила с Мазовией. В середине XIII в. В начале х гг. В конце г. Миндовг предпринял решительный шаг по укреплению своего положения, захватив земли своих племянников Товтивила и Ердивила. Стремясь не допустить его дальнейшего усиления, в конфликт на стороне Товтивила сразу вмешался Даниил Романович.

Эта усобица означала окончательную ликвидацию договора г. Однако удача оказалась не на стороне русско - жемайтской коалиции, и Товтивил посчитал для себя более выгодным уйти в Ригу и креститься. В свою очередь Миндовг также решил использовать в своих интересах ливонское отделение Ордена, обратившись к нему с аналогичной просьбой о крещении. К этому времени политические амбиции прусского архиепископа Альберта привели его к конфликту с Орденом.

Однако уже 24 февраля г. Этим соглашением, которое утвердил папа, Ордену удалось окончательно удалить Альберта из Пруссии.

Хотя в качестве компенсации он получил сан рижского архиепископа, он явно проиграл Ордену политически. Альберт действительно непосредственно участвовал в назначении епископа для Ятвягии и пытался координировать миссионерскую деятельность в том числе и на польско - ятвяжском пограничье, но его возможности он даже находился вне Пруссии, в Любеке " должны были серьёзно ограничиваться противодействием Ордена и польскими князьями, заинтересованных в использовании результатов работы Альберта для своих политических целей.

То, что Альберт пытался использовать связи с князьями Галицко -Волынской Руси, является лишь догадкой, не находящей в источниках подтверждения. Тем не менее папа Иннокентий IV был заинтересован в проведении активной политики в прибалтийском регионе, прежде всего ввиду опасности нового монгольского вторжения.

В июле г. Епископу Кульма было отдано распоряжение его короновать. Миндовг вместе со своей женой Мартой был крещён, а два года спустя, в июле г.

При коронации присутствовал магистр Ливонии Андреас фон Штирланд. Этим Миндовг добился от Ордена легализации своего статуса как полноправного властителя всей Литвы, которая была признана католическим государством. После крещения Миндовга Товтивил был вынужден бежать из Риги и вновь принять сторону Даниила.

И Товтивил, и его союзник Викинт активно использовали в борьбе с Миндовгом ятвягов и жемайтов, которых нанимали за деньги. Участие ятвягов в усобице объясняется, очевидно, позицией части ятвяжского нобилитета, озабоченной чрезмерным усилением позиций Миндовга. В конечном итоге Миндовг был принужден к заключению в г. Практически одновременно с коронацией, в июле г. Миндовг заключил соглашение с Тевтонским орденом в Ливонии.

Одним из свидетелей соглашения наряду с епископом Кульма был брат Андреас. При анализе этого акта был сделан вывод, что в его формуляре присутствуют обороты, характерные для упомянутой выше серии булл от 17 июля г. Однако некоторые обороты акта пожалования встречаются в булле, адресованной епископу Кульма, но отсутствуют в других.

Кроме того, преамбула акта находит соответствия в некоторых современных ему папских буллах, а также документах папских легатов, адресованных ливонскому отделению Ордена. Отсюда следует, что при составлении договора образцом служили буллы папы, адресованные как самому Миндовгу, так и епископу Кульма, а над его редактированием трудились люди из окружения епископа Кульма и ливонского магистра.

Возможно, что договор фиксировал в письменном виде уже данное ранее Миндовгом устное согласие на передачу земель. В результате ятвяжские земли вновь стали объектом соперничества. Визит ятвяжских нобилей был вызван значительным ослаблением ятвягов и их желанием обеспечить себе прочный тыл на период борьбы с Орденом, который по мере одавления прусского восстания все более укреплялся на захваченных им землях.

Характерно, что русские князья пытались теперь претендовать лишь на Злину как на наиболее близкую к русским границам волость Ятвягии. Как представляется, мир с нобилями Злины имел своим условием прекращение ими набегов на Волынь и обязательство уплачивать дань. Обо всём этом и не только в книге Борьба за Ятвягию Александр Новиков. Предложений от участников по этой книге пока нет.

Хотите обменяться, взять почитать или подарить? После перестройки масса девушек устремилась замуж за рубеж. Муж-иностранец, красивая жизнь, сто Премия лондонского центра русского языка и культуры "Пушкинский дом" Pushkin House Вот и до меня дошла книжечка с Букмиксораздачи, книга, которой я безумная рада и почитать которую Как часто это бывает, прямо накануне прибытия бандерольки, я спросил номер отслеживания, а в день X Его изучение позволяет проследить также истоки возникновения политических проблем, связанных с появлением в прибалтийских землях государства Тевтонского ордена.

Результаты исследования могут быть использованы при разработке систематических и специальных курсов по региональной истории, а также в дальнейшей научной разработке проблем, связанных с изучением экспансии европейских государств в земли балтских племен Юго - Восточной Прибалтики и проблем этнического развития последних.

Предварительные результаты исследования нашли отражение в докладах, прочитанных на конференции студентов Калининградского государственного университета в г. Ряд положений диссертации нашли отражение в подготовленных автором статьях.

Всего опубликовано пять статей:. Всемирная история глазами молодых исследователей. Деятельность миссионеров в ятвяжских землях в XIII в. Вооружённое паломничество в прусские земли в XIII в. Хроника и деяния князей или правителей польских. Кульмская грамота — памятник права. Трактат о двух Сарматиях. Польские латиноязьгчные средневековые источники. Annales seu Cronicae incliti regni Poloniae. Preussische Regesten bis zur Ausgange des dreizehnten Jahrhunderts. Vetera monumenta Poloniae et Lithuaniae.

Очерк истории Волынской земли до конца XIV столетия. Очерки русской исторической географии. Памятник русской литературы XIII в. Княжение Даниила Галицкого по русским и иностранным известиям. Корона Данила в правно пол1тичнш структур! Сборник материалов по истории предков царя Михаила Федоровича Романова. Каталог объектов культурного наследия Калининградской области.

Ятвяжские могильники Беларуси к. Католицизм и православие в средние века. Этническое прошлое Юго Восточной Прибалтики. Изследования, служащие к объяснению древней российской истории. Балто — северославянские языковые связи. Борьба прусского народа за независимость до конца XIII в. Посвящается летию научной деятельности Н.

Заселяли ли ятвяги южную Литву? Ятвяжские древности в Литве по поводу статьи А. История России с древнейших племен. Балтийские племена на территории Литвы в I тысячелетии н. Введение в изучение белорусско-литовского летописания. Чехи и восточные славяне. История Ливонии с древнейших времён. Рига, — Die Dommikanermissionen des Forschungen zur Geschichte der kirlischen Unionen und der Mohammedaner und Heidemission des Mittelalters. Geographia Russiae vicinarumque regionum circiter А.

Dzieje Zakonu Krzyzackiego w Prusach. Kurze und warhafflische Beschreibung des Landes zu Preussen. Commentaria de rebus Jazygum sive Jazuingorum, ex Asia in Ungariam et Poloniam transgressorum, in Prussia exstirpatorum.

Z problematyki dotychczasowych badari archeologicznych nad Jacvviezq. Politische Geschichte des deutschen Ordens in Preussen. Vergleichende Untersuchungen zur mittelalterlichen Ostsiedlung. Stosunki polsko-pruskie do r. Die Slavinisierung baltischer und die Baltisierung slavischer Ortsnamen in Gebiet des ehemaligen Gowernements Suwalki. Schaurburg und die Politik Ottokars II. Geschichte der preussischer Historiographie von P.

Dusburg bis auf K. Исторические науки -- Россия -- вв. Ятвяги и соседние государства в X - XII вв. Ятвягия и её соседи в первой половине XIII в.

Соперничество за ятвяжские земли в 50 - 60 — е гг. Завершающий этап притязаний на Ятвягию. В рамках поставленной цели задачами диссертации являются: Однако можно говорить о том, что политика русских галицко - волынских князей носила здесь систематический характер и являлась одним из основных слагаемых внешнеполитической ситуации в Юго — Восточной Прибалтике. Земовит же являлся союзником Даниила Романовича галицкого; оба князя, являвшихся к тому же родственниками, занимали дружественную Ордену позицию, на которой Земовит остался после разрыва галицкого короля с курией.

В краткие периоды изменения своей политической ориентации, проистекавшей, впрочем, из колебаний во взаимоотношениях с самим Орденом, не всегда лояльного очередному папе, она проводила свой курс, но в конечном итоге всегда принимала сторону Ордена, предоставляя ему дипломатическое прикрытие и способствуя его поддержке как польскими князьями, так и у европейскими властителями. Первоначально доминирующую роль играли русские князья.

Совершив в — , - , г. Всего опубликовано пять статей: Кульмская грамота — памятник права 9. Codex diplomaticus et commemorationum Masoviae generalis. Codex diplomaticus et epistolaris regni Bohemiae.

Codex epistolaris Vitolde magni ducis Lithuaniae. Livlandische Reimchronik mit Anmerkungen, Namenverzeichnis und Glossar. Nowy kodex dyplomatyczny Mazowsza. Wroclaw, Warszawa, Krakow, Gdansk, Lodz, Urkundenbuch des Bistums Culm. Urkundenbuch der Reichstadt Frankfurt. История Литвы с древнейших времён до года. История Пруссии до года. Внешняя политика Древней Руси. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. Папство и Русь в X-XV вв. Финно-угры и балты в эпоху Средневековья. Powstanie organizacyi kosciola lacinskiego na Rusi.

Dzieje Warmii i Mazur w zarysie. Wody wigierskie i hucianskie. Terytorium, ludnosc, stosunki gospodarcze i spolecze. Co oznacza nazwa Selencia w kronice Galla-Anonima? Geschichte von Ost und Westpreussen. Der Wald in Altpreussen als Wirtschaftsraum. Kronika Piotra z Dusburga.

Wroclaw, Warszawa, Krakow, Frankfurt am Main,

1 2 3 4 5 6 7 8 9